Профессиональный бокс
Интервью

Супруга Магомеда Абдусаламова рассказала о состоянии здоровья боксера

otl_e_magofamily01jr_600x400.jpg

Супруга Магомеда Абдусаламова Баканай в беседе с корреспондентом AllBoxing.Ru рассказала о состоянии российского боксера, проходящего курс медицинской реабилитации в реабилитационном центре Helen Hayes недалеко от Нью-Йорка. Магомед находится в реабилитационном центре уже два месяца. Тяжелую черепно-мозговую травму, повлекшую за собой необходимость провести срочную нейрохирургическую операцию, российский боксер получил 2 ноября в ходе поединка с кубинским боксером Майком Пересом. После этого последовала операция по извлечению сгустка крови из мозга боксера, удаление части черепа, оттек мозга, повлекший за собой множественные кровоизлияния и длительное пребывание в коме. (Фото:Chris Burau)
Баканай все свое свободное время проводит у постели мужа и очень сожалеет, что не может проводить с ним весь день, так как на ней лежат заботы о троих дочерях, младшей из которых чуть больше года. «Когда с Магомедом проводят процедуры и дают ему выполнять простые команды, он намного лучше реагирует на мой голос, чем на голос медработников, — пояснила Баканай. — Я разговариваю с ним по-русски, а не по-английски, как это делают они, и стараюсь говорить громче, чем они. К сожалению, процедуры в основном проводят в первой половине дня, когда я занята детьми».

Баканай рассказала, что перевезти Магомеда в Россию не представляется возможным, так как в том состоянии, в котором находится Магомед, это слишком рискованно. Да и такое высокое качество реабилитационной помощи больным с тяжелыми травмами мозга как у Магомеда в России вряд ли можно будет найти. Поэтому очень важно, чтобы Магомед смог находиться в этом реабилитационном центре как можно дольше. Рассказывая об общем состоянии мужа, Баканай отметила, что прогресс есть, но состояние Магомеда нестабильное. Некоторые дни ему лучше, а иногда хуже. «До операции по вживлению импланта улучшение состояния Магомеда было очень хорошо заметно, — говорит супруга Магомеда. — Он неплохо действовал левой рукой, выполнял простые команды. Например, я говорю ему — покажи где у тебя рот, —  и он показывает. Говорю — покажи где глаза, —  он тоже показывает. Показывает где нос, где сердце. Делает он это все левой рукой. Иногда я хлопаю его по руке, а потом говорю — теперь ты похлопай меня по руке. Он выполняет».

Баканай также рассказала, что после того, как Магомеду закрыли черепную коробку имплантом, в двух желудочках мозга начала скапливаться жидкость, и это негативно сказывается на его состоянии. Магомед стал больше спать днем, его активность уменьшилась. «Магомеду делали дренаж, удаляли жидкость шприцем через спинной мозг, — поделилась с AllBoxing.Ru Баканай. — Врачи говорят, что возможно придется делать операцию по шунитрованию желудочков мозга. После такой операции жидкость не скапливается в мозге, а вытекает из желудочков мозга в брюшную полость».

На вопрос сохранился ли у Магомеда глотательный рефлекс, Баканай ответила, что пока Магомед получает питание через трубку. «Глотательный рефлекс есть, он способен проглатывать слюну, — заметила Баканай. — Но врачи не торопятся убирать трубку. Я не могу дождаться, когда уже смогу покормить его из ложки. Магомед сильно потерял вес, и я хочу откормить его. Но врачи говорят, что торопиться не надо, так как есть опасность, что рефлекс еще не полностью восстановился, и еда может попасть в дыхательные пути». 

Баканай также рассказала, что не полностью согласна с прогнозом врачей и уверена, что Магомеду удастся восстановиться после травмы: «Врачи говорят, что скорее всего Магомед не восстановится на 100 процентов, что он вряд ли сможет ходить и говорить. Я им говорю, что он восстановится не на 100, а на 200 процентов. Они смотрят на меня с большим удивлением. Пусть это преувеличение, но я знаю, что он восстановится. Ведь когда его привезли в госпиталь после боя и сделали скан головы, врачи сказали, что это скан мертвого мозга. А оказалось, что это не так. Врачи говорят, что в таком состоянии, как сейчас, Магомед не способен думать. Но когда я спрашиваю Магомеда сколько будет один плюс один, он показывает два пальца. Когда спрашиваю сколько будет два плюс два, он показывает четыре. Врачи не верили мне, но я сняла все на видео и показала им. Они были сильно удивлены. А недавно я попросила Магомеда обнять меня, и он, к большому удивлению всех присутствующих, попытался обнять меня одной рукой. Я показываю Магомеду на телефоне видео младшей дочери, и он не сводит с нее глаз. Недавно я попыталась научить его, куда нужно нажимать, чтобы посмотреть видео опять, и после нескольких попыток у него получилось самому включить видео. Правда после того, как жидкость стала собираться в желудочках мозга, Магомед стал хуже реагировать на такие упражнения, глаза стали хуже открываться. Но мы надеемся что после удаления жидкости состояние начнет прогрессировать еще быстрее». 

В конце разговора Баканай поблагодарила всех тех, кто остался неравнодушен к судьбе попавшего в беду боксера: «Хочу поблагодарить всех добрых людей, оказавших помощь Магомеду и всех тех, кто следит за его состоянием и желает ему скорейшего восстановления. Особенно хочу поблагодарить Андрея Рябинского, благодаря которому стало возможным нахождения Магомеда в реабилитационном центре. Хочу также выразить слова благодарности другу Магомеда Амину Сулейманову. Он проводит очень много времени с Магомедом, постоянно навещает его, буквально не отходит от него, помогает мне справиться с домашними заботами и с детьми. Огромное ему за это спасибо».

От автора: Я говорил с Баканай по телефону, и ее голос внушал мне надежду. В голосе звучали нотки оптимизма с вкраплением грусти. Когда Баканай рассказывала о том, чему научился Магомед в реабилитационном центре, она не скрывала своей радости, и ее радость заражала меня оптимизмом. Когда речь шла «о том, что было», преобладала грусть, но ее голос ни разу не дрогнул. Я знаком с Баканай лично, хотя мы и виделись всего один раз. Это было в 2010 году, перед девятым боем Магомеда. Еще тогда она произвела на меня впечатление очень сильной женщины, которая никогда не выставляет свои эмоции и переживания на показ. К сожалению, последовавшие в ноябре прошлого года события заставили меня убедиться в том, что первое впечатление не было обманчиво. Я помню как тогда, в 2010 году я любовался, глядя на этих двух красивых и сильных людей, и думал, насколько же они не просто подходят друг другу, а насколько они достойны друг друга! И я не ошибся. Преданность и самоотверженность Баканай внушает мне не только глубокое к ней уважение, но и восхищение.