Блог катмена: «Темные» стороны профессионального бокса

Автор: Дмитрий Лучников

Так сложилось, что журналисты периодически просят меня рассказать какие-то особенные истории из закулисья профессионального бокса, как непосредственного участника многих процессов, происходящих на ринге и «вокруг» него, но по профессиональным соображениям я не всегда готов удовлетворить эти просьбы. Правда, историй таких за чуть более одиннадцатилетнюю практику на сегодняшний день в качестве профессионального катмена и боксерского менеджера набралось великое множество. И «вдохновленный» боем Сергея Ковалева, а точнее неадекватной реакцией рефери на грязь в ринге и такой же неадекватной остановкой боя, я пришел к выводу, что пора что-то рассказать о своем опыте встречи с «прекрасным».

Справедливости ради хотел бы добавить к вышесказанному: не является секретом тот факт, что от рефери зависит многое, так как «третий человек в ринге» может тотально повлиять на исход и картину боя в целом, что бы кто не говорил. Но это отдельная история, просто мне не привычно было видеть такую чудовищную некомпетентность от опытнейшего рефери Тони Уикса. Сейчас много слышно высказываний в сторону Сергея — мол, он сам виноват, нужно было «грязно» работать в ответ. Кто как может, господа, как по мне — бокс это спорт джентельменов.

Начало 2017 года был по-настоящему насыщенным боксерскими событиями с участием русскоговорящих спортсменов из бывшего СССР на иностранных рингах. Долгожданные шоу с участием Василия Ломаченко, Александра Усика, Саши Гвоздика, Петра Петрова, Майриса Бриедиса, Давида Аванесяна, Владимира Кличко, Макса Бурсака, Федора Чудинова, Геннадия Головкина, Сергея Ковалева... И это только перечень чемпионских боев. Боев за самые престижные титулы в мире профессионального бокса. В некоторых из них мне посчастливилось поработать и опыт пополнился свидетельством новых уникальных событий.

1 апреля 2017 года в Германии состоялся интереснейший боксерский поединок между Майрисом Бриедисом и Марко Хуком за титул чемпиона WBC в первом тяжелом весе, где я работал в команде Майриса катменом. Я всегда мечтал о том, что кто-то победит Хука, перебоксировав в равном бою у него дома, потому что совсем не любил стиль этого спортсмена, считая его далеким от настоящего бокса, а карьеру в большей степени домашней и из-за этого отчасти декоративной. И в какой-то момент неожиданно для себя оказался в команде спортсмена, который это сделал. Это была действительно напряженная битва. И не только в ринге.

В процессе организации боя было очень много «программируемых» промоутерами Хука мелочей, которые могли сильно повлиять на результат. Пожалуй, для многих может показаться, что разница в размерах и набивке (даже вполне легальной) боксерских перчаток, вовремя поданной или нет машине, купленных билетах прямых рейсов или с пересадками и пр., не может повлиять на исход боя. «В ринге все видно» - это рассуждения наполовину, извините, дилетантские и болельщик часто попадается на этот самообман, например, в случаях, когда орудуют не совсем чистые на руку промоутеры и другие заинтересованные лица. Спорт высших достижений и особенно профессиональный бокс на самом высоком уровне — это абсолютно командная работа на всех уровнях. Большое количество важных нюансов, которые могут в итоге повлиять на запись в boxrec. И это будет победа или поражение.

И еще раз по поводу перчаток. Помню, как в начале моей карьеры некоторые «эксперты» заявляли мне, как начинающему катмену, что материал для тейпировки не играет никакого значения для результата. Меня это всегда смущало, а сейчас могу сказать, что это откровенная глупость. Наверное действительно кому-то все-равно, например, что он ест или пьет. Хук, зная особенности силового стиля Майриса, планировал бить и клинчевать, а при выходе из клинча также бить, проникая сквозь защиту. Вот для этого было бы лучше, если бы перчатки были более узкими, чем у соперника. Фирма производитель боксерской экипировки Grant уже проштрафилась по огромному количеству эпизодов, также, как и немецкий профессиональный бокс, и, заключая контракт, я никогда бы уже не выбрал эти перчатки. По контракту обоим спортсменам должны были быть предоставлены одинаковые перчатки данного брэнда, что и было сделано. Только перчатки Хука были намного меньше и даже короче. Но дело не только в размере. Хочу добавить для «экспертов- скептиков», жестко выступивших с критикой моей предыдущей статьи по этой теме, так как они якобы не увидели в статье заявленного в названии скандала. Мы взяли с собой даже специальные электронные весы, чтобы взвесить перчатки и все оказалось в норме по весу, так как дело было в другом. Дело в том, что набивка в перчатках Хука была смещена по примеру боевых перчаток Cleto Reyes с ударной плоскости наверх в сторону запястья, обеспечивая лучший доступ костей кулака при ударе (как голым кулаком). Вес перчаток тот же (10 унций), а набивка из конского волоса смещена. Действительно, позже пришлось высказываться очень деликатно и у нас есть видеозаписи жесткой полемики, но по профессиональным соображениям вынужден не демонстрировать эту запись, так как это внутренняя профессиональная история. По некоторым соображениям нам нужна была колодка как у фабричного Grant'а и поэтому перчатки на на «Rules meeting» в итоге нас устроили. Но мы протестовали, так как важно было соблюдение равных условий, однако хитрости с перчатками команде Хука не помогли. Также как и махинации с тейпированием.

Договорившись заранее о времени для тейпирования (примерно за полтора часа перед боем) и времени прибытия на арену, нас неожиданно попросили выехать на два часа раньше, аргументируя это тем фактом, что Хук передумал и захотел сделать тейп еще раньше (наш представитель должен был присутствовать), но мы не согласились и настояли на соблюдении договоренностей. Позднее, успев объективно быстро сделать руки Майрису, я пошел смотреть на это дело в раздевалку Хука, как представитель команды и опять же странностей своих хватало. Тейпер использовал эластичный материал, который в США, например, вообще запрещен в использовании на чемпионских боях основных версий. Мне не позволили проверить материал, не дали взять его в руки и, несмотря на все протесты, присутствовавший немецкий супервайзер и его коллега из WBC согласовали это. Визуально я не увидел каких-либо подозрительный нюансов, но сама процедура была нарушена. Мне сложно представить что-то подобное в Неваде или Калифорнии, так как там все правила соблюдаются строго и малейшие несоблюдения ведут к большим штрафам и протестам, вплоть до судебных взысканий. Я об этом составил письмо в WBC, так как уже не в первый раз сталкиваюсь с двойными стандартами, но ответа пока не получил.

Менни Пакьяо в своем предпоследнем бою частично тейпировал себе руки и накладывал тейп (пластырь) непосредственно на кожу без подтейпника, что категорически запрещено всеми возможными правилами проведения чемпионских боев. Будучи на конвенции WBC в Майами (декабря 2016) я задал этот вопрос ответственному чиновнику WBC, на что он мне официально ответил, что организация рассмотрит данный случай и учтет его при составлении новых правил тейпирования, которые в ближайшее время создадут WBC.

Команду ожидало 12 раундов напряженной работы. С лицом не было проблем, но тем не менее я делал серьезную профилактику. Много столкновений головой, удары локтями — все это требовало большого внимания. Менеджер Майриса непрестанно следил за происходящие в рингсайде — как и кому передаются судейские записки, что с ними происходит — все это было зоной его ответственности, поэтому Альберт (Al Siesta, менеджер) буквально вторгся в пространство рингсайда с каким-то пластиковым стулом, заняв самую выгодную позицию возле ринга поближе к супервайзеру турнира и огромный респект ему за это.

После второго раунда мы обнаружили, что на табурете для Майриса Бриедиса порвалась ткань обивки и примерно на сантиметр в обивке торчал острый гвоздь. Случайность ли это? Это выглядело примерно так же, как бывает, например, в магазинах — когда «случайно» обсчитывают почему-то только в свою пользу, а не в сторону покупателей. Представьте, что гвоздь пропорол бы ногу Майриса. Ну предположим это была бы рваная рана глубиной около сантиметра, так как вставая после болевых ощущений от укола гвоздя, он скорее бы дернулся в сторону и распорол бы ногу. Так вот, что бы мы имели — боль, скованные движения и все, что возможно в воображении по этому поводу в очень сложном и близком бою на чужой территории.

Хотел бы еще кое-что добавить к вышесказанному. Как-то я обсуждал с авторитетным рефери Джеем Неди бой Кости Цзю. Он с большой симпатией относится к нему и просил передать привет и в этот раз. Так вот он сказал, что если бы он работал в ринге в бою Кости с Хаттоном, он не дал бы клинчевать так много Рикки, что однозначно повлияло бы на исход боя. Подобное происходило в бою Майриса и Хука, но Джей провел, на мой взгляд, идеальную работу. Клинчей было много, но большинство он «разорвал», потому что особенно не любит, когда это не по делу, а всего лишь грязный тактический прием.

Было много моментов, которые вполне годились на то, чтобы расшатать психологически боксера. Ребятам откровенно «впарили» авиабилеты, по которым пришлось лететь со сложными пересадками. Это было связано с «форс-мажорным» переносом первой предматчевой пресс-конференции на более раннее время.

Однажды так случилось, что я лично был очевидцем того, как некий промоутер по сути обманул своего спонсора и спортсменов, а также организации, регулирующие отношения в профессиональном боксе фальшивой процедурой забора допинга и этот трюк, как потом выяснилось, он проделывал уже дважды. После боя я зашел в раздевалку и обнаружил некого деятеля в жилете скоропомощного врача, требующего сдать анализ мочи. Меня сразу смутило несколько вещей — его внешний вид, а представители WADA одеваются «в штатское», на шее у них висит бейдж с ФИО, для забора допинга существует отдельное помещение, а сама процедура забора выглядит гораздо сложнее, чем банка с красной крышкой. Взяв ID (паспорт) у спортсмена, представитель организации заполняет самокопирующуюся анкету, задавая массу вопросов. Вскрывается коробка с двумя индивидуально запечатанными колбами для пробы А и Б, которые потом номеруются, помечаются наклейками и снова запечатываются в присутствии боксера, и члена его команды. И еще целый ряд деталей. И это все совсем не выглядит так, как было тем вечером. Мы этого горе-врача выгнали вместе с его баночкой для мочи и, конечно же, успели сфотографировать. Менеджер спортсмена отправил все необходимые протесты и ситуация в находится в процессе разбирательства, но возникает вопрос — что это было? Банальное присвоение денег (за организацию допинг-теста) или кому-то нужно было именно не сдавать анализ на допинг.

Относительно недавно произошла одна уникальная история, когда главный бой вечера сорвался из-за обнаруженного в крови африканского боксера СПИДа. Дело в том, что приехав из ЮАР в Россию немного раньше, он дал своим врагам с родины возможность информировать Федерацию профессионального бокса России о его заболевании, что в свою очередь внимательно было отработано функционерами — была взята кровь здесь в Москве и информация подтвердилась. Бой не состоялся, что дало возможность спасти людей в ринге от возможных последствий. А справки, предоставленные ранее африканским спортсменом и его менеджером, были в порядке и по параметрам его анализов и прочего он вполне мог участвовать в боях. Хороший менеджер для спортсмена — это как удачный брак для мужчины и для женщины, но это не говорит о том, что менеджер должен подделывать справки и подвергать окружающих опасности.

Как-то я организовывал один бой за титул IBF International как матчмейкер и нарвался на то, что один английский боксер был с гепатитом, хотя он скрывал этот факт и заявлял о готовности драться. Я уже чуть не взял ему билеты, после того, как он прислал все нужные мне для боя документы, но с разрешением английской федерации бокса (BBB) он почему-то тянул. Помогли связи в организации, где подсказали про его проблемы с гепатитом и фальшивые анализы. В итоге я выбрал другого боксера и бой состоялся. Но возникает вопрос — о скольких подобных фактах не знают те, кто дерется в ринге и работает в углах спортсменов?

Возвращаясь к теме судейства в ринге вспомнил совсем свежий пример, который меня сильно разочаровал относительно профессионализма еще одного из моих любимых рефери. Недавно работал в бою российского боксера Дмитрия Кудряшова в реванше против Дуродоллы. Я редко вижу, чтобы так долго считали нокдауны. Рефери «тянул» чернокожего боксера изо всех сил, а ранее я этого рефери очень уважал, считая независимым. Для WBC, наверное, боксер Дурадола просто выгоднее, как игрок западного рынка и не только поэтому. Впереди учрежденная турнирная сетка Super 8, где и без Димы уже много русскоговорящих боксеров. Возможно, дело в этом. Чтобы избежать подобного произвола лучше делать в рингсайде больше на одно посадочное место — место для дополнительного судьи, делающего отсчет нокдауна вне зависимости от «занятости» рефери в ринге. В какой-то момент, выполнив свои задачи, рефери «перехватывает» счет и доводит до финала. Это действительно было так явно, что у меня не было никаких вопросов в предвзятости — боксера просто спасали. Но бывают вещи и похуже. По сути откровенные преступления.

Один мой друг рефери стал свидетелем дикой истории, когда в одной из стран Средней Азии он обнаружил вырезанный наполнитель в перчатке. Он заставил поменять экипировку, что привело к большому скандалу однако это спасло чью-то жизнь. Бой был чемпионским, но, несмотря на письмо в организацию-регулятор, скандал замяли. Бой состоялся, но в итоге виновные не были наказаны. Так сложилось, что я одним из первых узнал эту историю и рассказал о ней в интервью, что привело к некоторому резонансу и хотя бы повлияло на репутацию промоутера. Считаю подобные факты неприемлемыми, потому что из-за подобных моментов калечатся и умирают люди в ринге.

В заключение вспомнилась одна действительно уникальная история, которая случилась в 2008 году и до сих пор мой личный рекорд катмена по травмам на мою же радость не побит.

Мой друг и боевой товарищ Юрий Нужненко в очень важном бою против пуэрториканца Ирвинга Гарсиа (защита титула чемпиона WBA) получил шесть большых рассечений и 3 серьезные гематомы. Что было странным — все рассечения были в основном на волосяной поверхности головы. Разрезы продольные, по направлению прямых ударов. Единственная возможность это сделать — ударами, которые пошли вскользь по голове и рассечения были нанесены областью шнуровки на перчатках. Начались травмы с первого раунда и до финала. И каждый раунд Юра приходил с новый травмой. А в одном раунде два рассечения соединились и лоскут кожи стал отходить на голове.

Скорее всего Гарсия намеренно сделал бороздки на тейпе покрывающем запястье перчаток. Иначе я не могу объяснить подобные повреждения. Случайно торчащий шов от шнуровки не наделает столько бед и подобных травм. Но мы в итоге победили. По мнению аналитиков, это действительно уникальный случай множественных травм. Больше такого количества рассечений и гематом в одном бою до сих пор никто не смог вспомнить.

Я действительно люблю решать неординарные проблемы в ринге и это для меня всегда вызов. Имею приличный опыт в этом и поэтому считаю, что большинство проблем с травмами в ринге решаемы и особенно в любительском боксе, где количество раундов и экипировка иная чем у профессионалов. Надеюсь, что лед стронется и Катмен будет таким же необходимым специалистом в команде спортсмена, как рефери в ринге. Причем даже в олимпийском боксе.

Я надеюсь, что читатели простят мой «разгон мысли». Дело в том, что я начал писать эту статью сразу на следующий день после шикарного боя Майриса Бриедиса, где я работал катменом, продолжил позднее в самолете Москва-Лос-Анджелес, где я помогал моему другу и боевому товарищу Максу Бурсаку в бою за титул чемпиона WBO против обидчика Артура Абрахама, «темную лошадку» от бокса, спортсмена компании Top Rank Хильберта Рамиреса. Статья какой-то период ждала своего времени и ближе к финалу я подошёл в самолете Москва-Екатеринбург, где за неделю прошло два очень крепких по боям и организации боксерских шоу, о чем я обязательно напишу позднее.

Этой статьей я не хочу вынести «сор из избы», но на моей памяти это далеко не все подобные истории, которые, надеюсь, пригодятся для спортсменов и функционеров, и будут интересны искренним любителям бокса и единоборств. Профессиональный бокс — это метафора жизни, а у жизни есть темные стороны и, конечно же, много светлых.