Блог катмена: Бой Бриедис-Перес в «медицинских» подробностях

Пролетев и проехав на автомобиле за пару месяцев в командировках расстояние от Доминиканы до Абхазии, побывав дважды в Питере, в Риге, в Вильнюсе, Техасе и Нью-Йорке, я оказался снова в красивейшем городе Риге для работы в команде Майриса Бриедиса в очередном, и уже втором для меня за месяц, матче Супер Серии. Пожалуй, одного из самых грандиозных событий в индустрии за последние, наверное, лет десять. Противник Майриса супертяжеловес Майк Перес даже опустился на категорию ниже, чтобы поучаствовать в турнире.

Проснувшись в номере накануне взвешивания, я первые пару секунд не мог понять в каком я городе, но это быстро прошло и, спустившись на завтрак, узнал, что пошли устойчивые слухи о проблемах Переса с весом и что организаторы уже готовят ему замену на польского тяжеловеса Кшиштофа Гловацкого. Но ко всеобщей радости Майк всё-таки оказался на взвешивании и, прежде чем встать на весы, демонстративно начал есть заранее заготовленный торт, намекая на эти слухи. Он показал чудеса физической формы, уложившись в нормы и таким образом проявив удивительную способность быстро скинуть лишний вес без особых последствий для боксерских кондиций. Говорят, что двумя днями ранее на пресс-конференции он выглядел значительно крупнее. Но уже на следующий день после взвешивания это уже был бой фактически двух супертяжей. Боксеры набрали по несколько килограммов буквально за сутки. И в итоге получился достаточно активный, подвижный и интересный бокс двух больших ребят. 

Но у меня был свой бой в этот вечер и это было «сражение» с серьезными травмами, с очень глубоким и большим рассечением и парой приличных гематом. Все травмы развивались вокруг одного глаза. По своей сути — три самостоятельных травмы. Сначала возникло широкое и очень глубокое рассечение под левой бровью от столкновения головами, так как Майк Перес стал часто клинчевать, фактически ныряя лбом вперед. Мне пришлось выйти в ринг вместо тренера на пару раундов, чтобы захватить инициативу в купировании травмы, не позволить ей развиться медикаментозно и манипуляциями. Позже тренер занял привычную позицию, и я работал за канатами ринга. Далее под тем же глазом начала развиваться гематома от регулярных столкновений головами. Гематома была опасной и грозила закрыть глаз, увеличившись в размерах. Наличие рассечения не делало работу легкой и поэтому приходилось работать очень быстро с двумя травмами, координируя работу с секундантами, которым необходимо было также сделать свою работу — например, напоить спортсмена или несколько его взбодрить, используя «ледяной мешок» и прочее. 

Но самое интересное началось, когда над рассеченной бровью стала развиваться вторая гематома и, по сути, это была уже третья травма. Где-то после лет семи работы в этой теме я обратил внимание на то, что если резко «спазмировать» ткани и сосуды в районе рассечения, то можно вызвать рост гематомы. Видимо кровь и прочая жидкость начинает собираться в полостях и все это приводит к образовании отека. Недавно у меня был подобный случай с Михаилом Алексеевым в Екатеринбурге, и решал я такую проблему сочетанием лекарственного воздействия и холода, но к финальному раунду у Михаила образовалась гигантская гематома. Возможно, медику было бы не совсем понятно то, о чем я говорю. Работа катмена связана с кучей ограничений. По правилам вы можете использовать только очень узкий список подручных средств и одно лекарство во время боя. Также катмен сильно ограничен временем для работы (около 45 секунд), работой тренера и секундантов, бойцы не любят сидеть на месте, да и после каждого перерыва бой продолжается и травмы только развиваются от ударов руками или головами. К тому же над душой стоит инспектор в углу (на чемпионских боях), рефери может позвать врача, чтобы осмотреть травму и тот украдет своим осмотром драгоценное время.

Однако в этот раз я решил использовать иную стратегию. Я решил немного «отпускать» спазм тканей и сосудов и корректировать отек холодом. Иными словами, стабилизировав рассечение, я периодически сокращал время работы с ним, уделяя больше внимания гематомам. И надо сказать это возимело положительный эффект. Удалось стабилизировать рост двух гематом и также контролировать рассечение, несмотря на большую «нагрузку» на лицо спортсмена от частых ударов головами. Хотел бы отметить для коллег, что это метод «на грани фола» и, наверное, о нем стоит вспомнить только при наличии приличного опыта работы с множественными травмами мягких тканей лица в ринге. Именно с множественными, а это, например, два-три рассечения или гематомы минимум и, естественно, в одном бою.

У меня на практике бывало и по девять самостоятельных травм. Например, мой рекорд — это работа с шестью рассечениями и тремя гематомами в двенадцатираундовом бою, который закончился более-менее успешно для моего подопечного. Еще раз повторюсь — это достаточно экстремальный метод и, если вы только начали свой путь катмена, то, наверное, стоит пока просто задуматься о таких возможностях работы и понаблюдать на практике за гематомами на лице во время боя и поработать в разных стратегиях с одной целью — лучше понять, как можно с ними управляться. Основная цель работы катмена — сохранить обзор бойцу максимально, чтобы кровь или гематомы не помешали сделать спортсмену работу в ринге.

Конечно же, важно еще и тейпирование кистей рук перед боем. Особенно в двенадцатираундовых боях. В самых топовых поединках боксеры и промоутеры любят использовать очень специфические перчатки. В основном это перчатки с набивкой из конского волоса, позволяющие максимально сложить кулак и донести его «проникающие» свойства до цели. В таких перчатках даже по плечам болезненно пропускать удары. И нагрузка на кисти рук в таких перчатках возрастает. А если есть старые или наоборот совсем свежие, то я бы не хотел на месте тренера или промоутера, чтобы в такие моменты у моего боксера работал не очень опытный специалист. 

Очень часто бывает, что на боях высокого уровня возникают различные провокации и подобные инциденты во время тейпирования. Есть несколько основных правил и часто они пересекаясь между собой дают разные толкования и, проще говоря, всегда есть к чему придраться, чем и пользуются представители команд, наблюдающие вместе с супервайзерами за процессом подготовки рук противника.

За день до чемпионского боя, на, так называемом «rules meating», функционеры, помимо прочего, договариваются о времени тейпирования рук, так как на всем протяжении этого процесса там должен находиться супервайзер от организации, чей титул разыгрывается, а также представители команд. Надо добавить, что и во время этой встречи представители команды Переса устроили  небольшое разбирательства из-за якобы не совсем одинаковых перчаток для Майриса и его противника. Произошла затяжка времени минут на тридцать, но в итоге, после убеждений супервайзера, что перчатки идентичны, они приняли то, что им было предложено изначально.

Чего только не было на моей практике, каких только вариантов, чтобы «попить крови» люди не продумывали, но сам никогда не пользовался подобными трюками, находясь в раздевалке противника. И в это раз без недоразумений не обошлось. Представителю Переса, присутствующему во время тейпирования не понравились «границы» укладки тейпа относительно ударной поверхности кулака и в надежде потрепать немного нервы, он дождался, когда вторая рука была полностью затейпирована и предъявил претензии. Супервайзер WBC возразил представителю Переса, сообщив ему, что все в пределах правил, однако тот продолжал настаивать и, чтобы не нервировать Майриса, я предложил компромисс, «сдвинув» конструкцию на пару миллиметров, ничего не переделывая. Это кажется мелочью, но переделка даже одной руки займет минут пятнадцать и может вызвать дополнительную усталость боксера, а, возможно, и изменение его эмоционального фона. Поэтому очень важно понимать «анатомию» удара и финальной конструкции собственной тейпировки, чтобы оперативно устранить любые придирки. Для меня было разочарованием в этой ситуации, что представителем Переса был, как мне казалось, мой старый приятель из США, с которым я работал в углу несколько раз. Он достаточно известный тренер, но и ему не удалось избежать подобного искушения — провернуть небольшой грязный трюк. 

Сейчас тейпирование пришло и в любительский бокс, однако экипировка иная (перчатки), что не дает сложить кулак полностью, а тейперам из любительского бокса сложнее набрать приличный опыт работы. Я полностью убежден, что только профессиональный бокс дает катмену очень сильный опыт и закалку. Потому что в боксе 95% усилий — это «нагрузка» на лицо. В ММА нет такой сильной и регулярной нагрузки на лицо, как в боксе, но есть болевые приемы. Это не исключает серьезного травматизма, однако большинство времени в ММА бои проходят в борьбе. В любительском боксе слишком мало раундов и «безопасная» экипировка, да и концепция олимпийского бокса — это максимальный уход от травматизма. Количество десяти и двенадцатираундовых боев, большой «пробег» по сложным случаям травматизма рук и лица делает катмена специалистом. Мне сложно представить, чтобы даже в формате WSB или APB было бы четыре или шесть рассечений у боксера. Также и в ММА или любом другом виде единоборстве.

Я с большим уважением отношусь к разным единоборствам и работал в WSB (4 сезона), APB и прочих форматах, но рассуждаю только через призму своей работы катменом, имея опыт работы в различных форматах. Для своего боксера я взял бы катмена, имеющего опыт работы в первую очередь в профессиональном боксе, к чему и стоит стремиться тем, кто начал путь в этой профессии. Здесь много практики. Катмен может даже не уметь тейпировать руки, но это просто «визитная карточка» специалиста. Однако тейпером может быть практически любой человек, а катменом — не каждый. Умение работать с лицом — это приоритет в работе катмена. И в зависимости от опыта работы со сложными ситуациями, в боях с большим количеством раундов (10-12) и зависит класс специалиста. Знаю это даже не только по своему опыту, но и опыту многих лучших спецов со всего мира.

Майрис Бриедис победил по очкам достаточно сложного противника. На моих глазах всего за пару лет его пример вдохновил многих тренироваться в боксерских залах, а в латвийском боксе появились новые спонсоры и промоутеры. Совсем недавно я провел свои курсы в Риге, что для меня показатель активности профессиональной среды, а выпускники курсов уже работали в андеркарте этого шоу.  Возник действительно серьезный тренд.

Огромное удовольствие я получил от работы на такой арене, где собралось около десяти тысяч человек и зрительская аудитория была очень живой, восприимчивой, а главное — очень позитивной. В тот вечер, как мне показалось, Майрис объединил нацию своим боксом и, возможно, вдохновив многих на совершенствования тела и духа в боксерских залах. И это было незабываемо.

P.S. А еще думаю, что незабываемым для Майка Переса был апперкот Майриса правой рукой, которым он выстреливает очень даже неожиданно и делает это практически совершенно!