Бои по смешанным правилам
Новости

Фергюсон: Нурмагомедов хочет положить свою жизнь и заплатить 200 тысяч

Американец Тони Фергюсон не возьмет денег от Хабиба Нурмагомедова, но считает ситуацию странной, когда один боец предлагает другому деньги за бой. В интервью The MMA Hour Тони объяснил, почему хочет драться с Хабибом, но требует от UFC повышения гонорара перед боем.
 

Об известности:
«Спросите UFC, почему они не хотят платить. Может быть, тогда мы узнаем что-либо. Мне не давали таких возможностей, какие давали Нурмагомедову. За последние пять боев я только один раз был на турнире, трансляция которого была по системе PPV. Остальные бои были на телеканале Fox Sports 1, что ограничивает возможность роста моей известности. Хабиб был на трех турнирах PPV и на двух UFC on Fox, который охватывает гораздо большую аудиторию, чем Fox Sports 1.

Больше нет никаких данных, которые говорили бы, что Хабиб собирает большую аудиторию, чем я. Меня не так усердно рекламировали как Хабиба. Я не вступал в АКА, а выбрал свой собственный путь по созданию своего наследия. Что касается гонораров за бой, то UFC уже не раз меняла условия перед конкретными боями. Так давайте и мы договоримся».
 

О предложении Хабиба 200 тысяч долларов:
«Дошло до того, что Хабиб предлагает мне 200 тысяч. Я не возьму его денег, потому что мы по одну сторону. UFC сейчас может  извлекать выгоду из каждого бойца. Они смотрят на широкую аудиторию в России. Что же, позвольте нам драться. Я тоже стараюсь расширить свою аудиторию.

Если Хабиб хочет положить свою жизни и заплатить 200 тысяч собственных денег, то у нас что-тоне так. Я не буду брать его деньги. У него тоже есть семья и ему тоже нужно оплачивать счета. Я не иду против Хабиба. Я лишь хочу правильную оплату для себя, о которой говорят все цифры».
 

О других кандидатах:
«Бой должен быть либо между нами, либо с Конором. Мы оба размажем этого дурака. Так что настоящий бой это бой между нами, и мы оба это знаем. Мы встречались с глазу на глаз, примерялись друг к другу и понимаем, к чему все шло».
 

О контракте с UFC:
«У меня есть контракт, но я перевыполнил его. UFC давно практикует изменение гонорара перед конкретным боем... Всегда что-то меняется по поводу контракта. Хочу отметить, что на меня орал Дана Уайт по телефону. Утром мне позвонил и как сумасшедший начал орать за то, что на взвешиваниях я был в джинсах, а не в одежде Reebok. Я сказал, что речь про утреннее взвешивание [без фанатов]. Я не пытался идти против чего-то. На джинсах не было марки. Я просто хотел показать, что даже в джинсах могу сделать вес.

Все хотят увидеть этот бой. Я готов. Все хотят увидеть зрелище в нашем бою. Они хотят увидеть, как я бросаю Хабиба на спину броском на пять баллов в стиле сборной США по борьбе. Потому что, если бы борьба была легче, то она называлась бы самбо, приятель».