Бои по смешанным правилам
Новости

Хабиб Нурмагомедов: С Макгрегором в Москве мы распродали бы 80-тысячный стадион

Российский боец смешанных единоборств Хабиб Нурмагомедов надеется получить бой с Тони Фергюсоном и ради этого боя начал тренировки. Хабиб рассказал в интервью The MMA Hour о том, какой видит свою карьеру в 2017 году, как он оценивает шансы Тони добиться от UFC увеличения гонорара, и оценил успешность боя с действующим чемпионом в легкой весовой категории Конором Макгрегором.

О поединке с Макгрегором:
«Я хочу побить Тони Фергюсона, забрать этот никчемный пояс [временного чемпиона] и затем сразиться с Конором Макгрегором за настоящий пояс чемпиона. Я очень известен в России. Нужно признать, что и Конор очень известен в России тоже. Если UFC сделает промоушен-тур по всему миру: Рио-де-Жанейро, Лас-Вегас, Нью-Йорк, Торонто, Лондон, Москва, Токио, и после этого даст нам три месяца на подготовку, то мы сможем распродать все билеты на 80-тысячном стадионе в Москве. Но если я действительно буду драться с Конором, то UFC, полагаю, проведет наш бой в Нью-Йорке или в Лас-Вегасе, потому что именно там самый прибыльные арены для трансляции по системе PPV. Ирландия не подходит для PPV как и Россия. Для UFC это бизнес и им нужно зарабатывать.

Шансы на встречу с Макгрегором 50 на 50. Мне кажется, он проведет бой в полусреднем весе. Если проиграет, то вернется в легкий вес, как он это делал. Он никогда не защищал пояса чемпионов. Он прыгает по категориям, играет в игры, потому что хорошо продает PPV. Поэтому у него есть влияние на UFC. А что касается спортивных данных, то я не могу сказать, что он феноменальный боец. Он только хороший боксер. UFC никогда не давала бойцу титульный бой через шесть месяцев, после его поражение сдачей, А Конор оказался в титульном бою».

О требовании Фергюсона повысить его гонорар до уровня гонорара Нурмагомедова:
«За мной вся Россия и страны бывшего СССР, а кто за ним? Калифорния? Мексика? Не думаю, что Мексика болеет за него. Думаю, что моих фанатов там больше, чем его.
Это невозможно. UFC никогда этого не сделает. Мы отличаемся. Он говорит о серии из девяти побед, а я — о серии в 24 победы. Восемь лет я не знаю поражений. Майкл Джонсон побил его, а я — Майкла Джонсона. Он сражался с Рафаэлем дос Аньосом в равном бою, а я доминировал в бою с Рафаэлем. Когда он дрался с Дэнни Кастилло, он проиграл тот бой, вы можете в этом сами убедиться, посмотрев запись. Два раунда он проиграл, но судьи отдали ему победу. Почему он хочет такие деньги? Ему нужно замолкнуть и принять бой.

Я никогда не требовал от UFC повышения гонорара. В бою с Альваресом за пояс чемпиона я должен был заработать миллион, но UFC отдало бой Конору и я дрался на том же турнире за 100 тысяч. Я никому не предъявлял претензий. А это был очень опасный для меня соперник. Если бы я проиграл, то потерял бы все, а для него в бою не было никакого риска, он ничего не терял, а в случае победы приобретал очень много».

О тренировках:
«Я начал тренировки две недели назад, потому что до 4 марта остается только два месяца хороших тренировок. На случай, если Фергюсон согласится выйти на бой со мной».

О травмах в АКА:
«Я не знаю, что произошло [с Кейном Веласкесом]. Даниэль травмировался, Люк травмировался. Кейн настоящий воин, который прошел битвы с Джуниором дос Сантосом и со всеми другими. Что произошло? Не знаю. Это спорт, это ММА. Надеюсь, что в следующем году Люк вернется и заберет свой пояс чемпиона, а Даниэль защитит свой пояс чемпиона. Надеюсь, что Кейн вернется и заберет свой пояс чемпиона, а я — заберу свой.

Думаю, что изменения [в тренировках в АКА] последуют. Полагаю, спарринги будут менее жесткими. Это уже произошло. Раньше у нес было три дня жестких спаррингов, А сейчас — два дня. Может быть мы оставим только один. Посмотрим».

Об отказах соперников от боя под разными предлогами:
«UFC играет в эти игры. Я устал от этих игр. Чемпион не хочет принимать бой со мной. Первый претендент на пояс тоже не хочет принимать бой. UFC говорит о Жозе Алдо, который согласен драться, но он мелкий, он из полулегкого веса».

Об известности в России и в США:
«Да, это на меня давит, я не готов к этому. В Дагестане, в Москве, в Санкт-Петербурге, в Калифорнии — всюду меня узнают и я не готов к этому, это тяжело. Когда я пришел в спорт, я пришел не ради денег и известности. Но это неотъемлемая часть работы. Когда постоянно побеждаешь, то получаешь и деньги и известность.Перед последним поединком, когда я готовился, ко мне приходили одна группа журналистов за другой, все хотели интервью. Я устал от всего этого и хотел только тренироваться. [Главный тренер в зале АКА] Ксавье Мендес сказал: «Не хочешь видеть журналистов — проиграй и тогда никто не придет. Если не хочешь проигрывать, то прекрати ныть и тренируйся, давай интервью и работай на камеру, потому что это часть работы». Я понимаю все это, но после последней победы многое изменилось».