Бои по смешанным правилам
Новости

Олег Тактаров: Емельяненко такой парень — что-то ляпнет, а потом в кусты

Несколько дней назад президент Союза ММА России Федор Емельяненко разместил в социальных сетях сообщение с критикой соревнований, организованных другим известным российским бойцом Олегом Тактаровым. Напомним, что Тактаров возглавляет Федерацию ММА России, по сути организацию, конкурирующую с  Союзом ММА России. С 29 сентября по 1 октября 2017 года в городе Люберцы Федерация ММА России проводила свой чемпионат. По словам Федора организация Тактарова не имела права проводить соревнования, так является неакредитованной в Министерстве спорта РФ. Также Федор высказал критику в связи с тем, что в соревнованиях участвовали дети. В интервью Матч ТВ Тактаров ответил на заявление Емельяненко.

«Соревнования по ММА у нас были для людей старше 18 лет, – говорит Тактаров. – А маленькие дети у нас боролись без ударов – по правилам грэпплинга. Вот так все и было. Просто наш Емельяненко такой парень – что-то ляпнет, а потом в кусты. И за него потом отдуваются – я отдуваюсь, Валуев. Спасибо он потом нам, кстати, не сказал за ту чеченскую историю. Я же тогда подумал: на него ополчились, надо заступиться. Я думал, хоть спасибо скажет. А он что-то пропал тогда – и все. Я же сам против того, чтобы дети дрались. Сейчас подают это так, что я бои какие-то провожу по своим правилам. Но то, что у нас проходит, это все четко регламентировано международной федерацией IMMAF, которая выбрала нас как проводящую организацию на территории России. Понятно, что это зависть... Да, зависть, что не тебя, а кого-то другого выбрали. Наш турнир был отбором на чемпионат мира, который в ноябре пройдет в Бахрейне».

– Если ММА признают олимпийским видом спорта, а МОК признает IMMAF, то именно у вас будет главная федерация в России?

– Да мне без разницы, какой она будет – главной или нет. Не так важно, кто главный. Главное, чтобы дело шло. Давным-давно я приезжал в Санкт-Петербург и хотел всех объединить. Мы встречались с Вадимом Финкельштейном (президент WMMAA). Ну, Федор там не решал ничего – это говорящая голова была. Я предложил работать вместе. Ну, нет так нет. У нас ММА находится в полной заднице – этот спорт не развивался даже, если сравнить с другими странами.

– Сборная России второй год подряд берет семь золотых медалей на чемпионате мира, который проходит под эгидой ваших конкурентов.

– Слушайте, вы знаете, кто выступал на этом чемпионате мира и сколько там было людей? Я могу назвать чемпионатом мира все что угодно. Если мы сейчас едем в Бахрейн – там выступают все страны мира. Там весь цвет любительского ММА. А что там было в Сингапуре – никто не знает. Там, по-моему, было семь дагестанцев, три китайца и два малайзийца. А чемпионат мира IMMAF в прошлом году проводился в Лас-Вегасе под эгидой UFC. Но мы поехали не самым сильным составом: надо было 2000 долларов с человека – и кто сумел деньги собрать, те и поехали. Когда я найду финансирование, тогда все будет хорошо и мы будем ездить полным составом. Ну, а пока где я буду искать финансирование? Я иду куда-нибудь, а там кляуза от Емельяненко лежит.

У нас уже пошли какие-то достижения: в Африке открытый чемпионат выиграли, на Европе были третьи места. Но заметьте – мы же людей сейчас набрать не можем на чемпионат мира!

– Почему?

– А потому что спортсмены должны быть чистые. Без любой химии – без мельдония, без чего бы то ни было. Если вдруг найдут что-то в организме, штрафы сумасшедшие. У нас Кавказ весь сливается. Ехать-то все хотят. А как только говорим, что нужно принести медицинскую справку об отстутствии в твоем организме допинга, вдруг все куда-то исчезают. Это же для нас целая беда. У нас нет практически никого из сильных, кто не принимал бы допинг, – представляете? И кроме того – эти спортсмены должны быть старше 18 лет и ни разу не участвовать в профессиональных соревнованиях. То есть чистые любители – и их очень сложно найти. И вот в таких условиях еще и получать какие-то кляузы – это как нож в спину. Это была уже, по-моему, седьмая кляуза. Первая была знаете из-за чего? Мы проводили профессиональный турнир – и вот будто бы название какое-то не то. Это странно. Человек поругался со всеми, кто ему больше всех помогал.

– А вы ему помогали?

– Ну, здрасьте. Конечно! Начнем с того, что он сам сказал, что я его стимулировал на то, чтобы этим спортом заниматься. 

Последний Император... Ну, смешно. Повыступал уже – все, сейчас никто дифирамбы петь не будет. Надо уметь с людьми ладить, находить общий язык. Надо уметь в конце концов делиться. То, что мы сейчас видим, это попытка создать монополию. Что значит монополия – деньги в один карман. А как же развивать спорт? Кто в этой стране занимается детским спортом? 

– Расскажите тогда, зачем это вам? Очевидно, что вы не зарабатываете с этого денег. Очевидно, что получаете письма из прокуратуры.

– Это для того же, для чего я провожу семинары. Я за семинары беру какие-то деньги, но чисто символические. То есть какие-то знания, к сожалению, есть только у меня. И доверие международной федерации — только ко мне. Деваться некуда. Нет такого другого человека. Кто в этой стране завоевал титул чемпиона UFC? И это такая ноша, что ты понимаешь: больше никто, если не ты. Кто занимается под эгидой Союза ММА – пускай занимаются, мне от этого не лучше и не хуже. Я денег от этого не буду получать, мне не надо званий. У меня есть кинофестиваль – самый лучший в стране за всю историю, у меня в кинокарьере прекрасно все идет.

– Какие неудобства причиняет вам то, что Федор Емельяненко написал в прокуратуру?

– Да никаких, просто это вызывает личную обиду, потому что я за него болел, мои друзья давали ему деньги – притом большие. Я его в Америке всячески поддерживал, пытался создать лучшие условия.

– В 2009 году вы ведь вышли на ринг поздравить Федора с победой над Арловским. Казалось, что вы были рядом с ним.

– Да, я был рядом. Но он какой-то отчужденный был. Там с ним постоянно ходили какие-то два монаха якобы. Один из них хвастался новой машиной, другой показывал дом – странные были ребята. Я с его тренерами дружил. Вот когда у него был бой с Арловским, я с его тренерами общался, наверное, всю ночь. Более того – у меня была секретная встреча с руководством UFC как раз по поводу того, чтобы Федора туда подписали. Меня попросили тренеры в обход его тогдашнего менеджера Вадима Финкельштейна поговорить с UFC.

– Когда вы последний раз общались с Федором Емельяненко?

– Если говорить про общение, про нормальное человеческое общение, то, наверное, никогда. А так – виделись года полтора-два назад.