Бои по смешанным правилам
Новости

Джон Джонс: Я никогда ни на кого не стучал

Экс-чемпион UFC в тяжелой весовой категории Джон Джонс ответил на обвинения в стукачестве и объяснил в интервью espn, почему его проваленный допинг-тест никак не связан с победой нокаутом над Даниэлем Кормье

О сотрудничестве с USADA:

«USADA обо многом меня просила в ходе длительного процесса по этому делу. Но одного я точно не делаю, я не стучу ни про кого из ММА. Я не давал никакой информации ни про кого в спорте. Знаю ли или не знаю я вообще что-либо о тех, кто такое делает. Вся история со стукачеством кажется мне глупой. Забавно наблюдать, как люди торопятся делать выводы о вещах, в которых ничего не понимают. И это все, что я хочу сказать на эту тему».

О следующем бое:

«Бой 3 ноября мне предлагали, но в момент предложения оставалось пять или шесть недель на подготовку. Я не хочу, чтобы мой первый бой проходил в состоянии спешки. Поэтому я отказался.

На данный момент обсуждается бой [с Густаффсоном 29 декабря]. Похоже, что бой состоится. С моей стороны пока подписи нет. Это будет бой за пояс чемпиона UFC в полутяжелой весовой категории».

Об интересе к поединку с Кормье:

«Нет, интереса нет. Я уже собрал полный набор по теме Даниэля Кормье. Я побил его дважды. Наше противостояние никогда не было личным. Личный вызовом для меня является только преследование величия, а не личностей. Что касается нас, то ему нужен бой со мной, если он хочет считаться одним из величайших. Мне не нужен бой с ним, чтобы считаться одним из величайших. У меня есть еще много лет, чтобы это доказать.

Интереса к бою с ним в тяжелом весе тоже нет. Преследовать Кормье в тяжелом весе это преследовать личность, а у меня нет личных проблем с Кормье. Не я возвращался в слезах после нашего первого и второго боя. Это он. У меня нет желания у него что-либо отбирать или сделать ему жизнь сложнее. Я просто хочу свое. Он может иметь свое по праву. И мы можем идти независимо».

О критике Кормье:

«Я понимаю его негодование. Но мне кажется. Что ему стоит посмотреть на происходящее со стороны и понять мою позицию. Если USADA пришла к заключению, что всеми научными методами установлено, что прием оказался непреднамеренным и случайным, то часть меня считает, что пояс чемпиона должен вернуться ко мне. Часть меня считает, что я не должен даже драться за пояс чемпиона с Густафссоном, потому что я невиновен. В определенном смысле пояс никогда не принадлежал ему. Пояс ему дали.

Его критика это еще один способ обвинить кого-либо за то, что он оказался в нокауте в последнем нашем бою. Как мне объяснили, количество стероидов в моем теле эквивалентно щепотке соли в бассейне олимпийского размера. Вещества настолько мало в организме, что не существует научных доказательств того, что оно могло повлиять на мой бой. Ему не следует злиться на USADA, не USADA его нокаутировала».

Об источнике допинга:

«До сих пор не ясно, что стало источником вещества в моем организме. И это меня пугает. Очень пугает. Этот факт заставляет меня в некоторой степени страдать паранойей. Сейчас я проявляю чрезвычайную предосторожность во всем, что попадает в мой организм. Еще до этого инцидента мы наняли профессионала, который контролировал все, что попадает в мое тело, он был на контакте с USADA. По вопросу пищевых добавок я был чрезвычайно осторожен. А теперь моя осторожность не знает границ. Теперь я даже хожу всюду со своей бутылкой воды. Стараюсь не вести себя предсказуемо в выборе мест, где я ем. Это неприятное занятие. Да, [я опасаюсь, что мне подсыпят что-либо]. С этим ощущением мне жить до конца карьеры».