0
12 | Май | 2005 16:57

Джеймс Тони и стероиды: мнение специалиста

Как стало известно вчера утром, допинговая проба, взятая у чемпиона WBA в супертяжелом весе Джеймса Тони после его боя с Джоном Руизом, дала положительный результат. В анализах Тони был обнаружен анаболический стероид нандролон, в связи с чем его победа была аннулирована Атлетической комиссией штата Нью-Йорк. Тони также оштрафовали на 10 тысяч долларов и отстранили от боев на три месяца. В настоящее время решается вопрос о лишении его чемпионского титула. Сам Тони, однако, полностью отверг возможность использования стероидов, заявив, что положительная реакция на нандролон вероятно была связана с лекарствами, принимавшимися им в ходе лечения двух полученных в прошлом году травм. Прокомментировать эту ситуацию мы попросили спортивного врача, специалиста по борьбе с допингом Артема Соколова.

— Ваше мнение: Тони все-таки принимал допинг?
— Это было бы самым простым объяснением случившемуся.

— Но не самым точным?
— Не знаю. Конечно, проще всего предположить, что Тони принимал анаболики для набора мышечной массы и не успел «расхимичиться», поскольку бой перенесли с конца мая на конец апреля. Но утверждать это однозначно нельзя, поскольку нандролон — это такой довольно спорный препарат.

— Что значит «спорный»?
— Есть определенные основания предполагать, что пробы на него порой могут давать false positive — ложные срабатывания. Это вещество очень близко по своей структуре к тестостерону и прогестерону. А поскольку при допинг-тестах в моче фиксируется наличие не самого вещества, а следов его распада, при определенных условиях теоретически возможны ситуации, когда следы этих гормонов могут быть приняты за следы нандролона.

Кроме того, нандролон вырабатывается человеческим организмом, хотя и в очень небольших дозах. Но «небольшая доза» — тоже относительное понятие. Существует определенный порог содержания нандролона, который, как считается, в естественных условиях не может быть превышен. Опять же, нам неизвестно, какое превышение было у Тони. Если в сто раз — это одно, а если в полтора — совсем другое. То есть, все это определялось экспериментальным путем, просто взяли достаточно большое количество проб и постановили, что вот здесь вот норма, а все что выше — уже ненормально. Но точно так же можно взять двести человек на улице, измерить их рост и вес и вывести, что не бывает людей выше 200 сантиметров и тяжелее 150 килограммов. И тогда у вас получится, что Николая Валуева и Баттербина надо дисквалифицировать, поскольку они не вписываются в норму.

— Могли ли Тони действительно давать какие-то препараты нандролона во время послеоперационного периода?
— Теоретически, такие препараты используются для лечения травм, но любому спортивному врачу известно, что спортсмену их давать нежелательно, поскольку потом будет положительный допинг-тест. Не думаю, что Тони лечили дилетанты. На нандролоне ведь свет клином не сошелся, есть альтернативы.

Мне более вероятным кажется другой вариант. Уже были четко описаны ситуации, когда сочетание определенных препаратов, не содержащих нандролона, с высокоинтенсивными тренировками и диетой с повышенным содержанием белка приводило к тому, что спортсмены давали положительный результат на нандролон. Правда, пока неизвестно, в чем здесь дело: или это несовершенство методики, и за следы нандролона принимаются следы чего-то другого, как я уже говорил. А может действительно начинает нандролон в больших дозах вырабатываться. Лет пять-семь назад была просто эпидемия положительных тестов на нандролон, которые потом были признаны ошибочными именно вот по этим причинам.

Последние инциденты были в прошлом-позапрошлом году, когда теннисиста Грега Руседски сначала дисквалифицировали за применение нандролона, а потом оправдали. А до него еще шесть человек «попались» на нандролоне, а потом выяснилось, что они все принимали совершенно легальные аминокислоты, которые даже теннисная ассоциация рекомендовала спортсменам. Хотя там случай был не совсем ясный, возможно, просто состав препарата не соответствовал заявленному.

— То есть, вы верите утверждениям Тони, что он не принимал анаболиков?
— Я не знаю, верить ему или нет. Я ведь даже результатов анализов его не видел. Но мог и не принимать. По крайне мере, теоретическая возможность такая существует.

— А как вам аргументы тренера Тони о том, что он не похож на «химика»?
— Что значит «не похож»?

— Ну, толстый очень и мускулатура не рельефная.
— Это ни о чем не говорит. Конкретно нандролон влияет на синтез белка, на жир он никак не влияет. Можно нарастить огромные мускулы, покрыть их толстым слоем жира, и будут они совсем не рельефными.

— Еще приходилось слышать, что нандролон может содержаться в пище…
— Теоретически, может. В мясе животных, которых кормили препаратами для набора массы. Но для этого надо очень много такого мяса съесть. Или животное должно быть совсем каким-то анаболическим монстром, но это нереально, так как экономически невыгодно сильно пичкать, например, свинью анаболиками — препараты не очень дешевые, а больше определенного предела она все равно не вырастет, хоть ведрами их давай.

— Спасибо за интервью.

Вопросы задавал Антон Пищур

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
b4a8f662eb47b5d8
закрыть