0
1 | Март | 2012 20:13

Бату Хасиков — боец, промоутер, актер

Бату Хасиков

Чемпион мира по кикбоксингу 31-летний российский боец Бату Хасиков в интервью одному из организаторов турнира «Панчер» Павлу Бадырову (первый турнир состоялся 29 января в Санкт-Петербурге) рассказал о своей карьере, методах тренировок, о своей промоутерской деятельности в рамках компании Fight Nights, о роли в фильме «Бой с тенью 3» и многом другом.

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ


– Бату, насколько я знаю, ты начал свои занятия единоборствами не с кика? Ты ведь занимался киокушином?
– Да, совершенно верно.

– В каком возрасте ты начал заниматься?
– Каратэ киокушинкай я начал заниматься с 11 лет, а до этого я занимался футболом. Где-то с 6 лет меня родители отдали в секцию футбола. Они достаточно грамотно поступили – отдали меня в игровой вид спорта, чтобы я гармонично развивался. В игровых видах спорта очень хорошо развиваются все важные качества, особенно у детей, ну, и, конечно же, это коллектив, это общение и так далее. В 11 лет меня отец отвел на секцию каратэ. Причем, интересный факт, я не хотел туда идти, потому что я был достаточно развитым, активным ребенком. Отец с детства меня приучил делать зарядку, делал ее вместе со мной. Я, как любой пацан, на улице дрался, и дрался хорошо. Когда отец мне сказал, что хочет записать меня на секцию каратэ, я ему ответил: «Нет, папа, я не хочу. Я и так хорошо дерусь, зачем мне каратэ?» Но, тем не менее, папа настоял. Я прекрасно помню тот день, когда я впервые оказался на тренировке. Этот мир,  мир единоборств, меня сразу покорил.

– Ты начал сразу заниматься киокушином?
– Да, сразу каратэ киокушинкай.

– Если сравнивать именно физические нагрузки, тебе тяжелее было  тренироваться в киокушине, чем заниматься футболом?
– Ну, можно сказать, что тяжелее. Я ведь начал заниматься каратэ уже более профессионально, соответственно,  нагрузки были серьезнее, а футболом я занимался всего лишь на детском уровне.

– Сама философия каратэ киокушин – она достаточно интересная. Киокушин позиционируется как лучшее в мире каратэ, самое сильное каратэ. Тебя это каким-то образом мотивировало изнутри? Ты заразился всем этим?
– Да. Это очень важный момент. Я рад, что начал заниматься единоборствами именно с каратэ. Благодаря этому, я изначально начал относиться к занятиям единоборствами не просто как к спорту, чтобы достичь каких-то результатов, а как к образу жизни. Это как бы такая философия жизни в целом – отношение и во время тренировок, и вне тренировок, и к себе, и к окружающим. В каратэ сильно развиты определенные традиции, например, уважение к старшим и так далее. Я считаю, что все это пошло мне на пользу. И даже потом, занимаясь уже другими видами единоборств, я к этому относился достаточно серьезно. Я понимал, что это мое, это мне нравится, и в этом я готов совершенствоваться всю свою жизнь.

– Сколько лет ты занимался именно киокушином?
– Я начал заниматься с 11-ти лет, а последние мои соревнования по каратэ были, когда мне был 21 год. Получается, 10 лет.

– Чего ты достиг в киокушине?
– Я был чемпионом Москвы, чемпионом Поволжья, чемпионом Юга России. Потом мой тренер перешел в другую федерацию –  сэйвакай-каратэ. Ну, это то же самое, что киокушинкай, только бои проходят на ринге. Там я был чемпионом России, призером России в «абсолютке». А вот выезжать никуда не удалось, потому что у федерации  постоянно не было денег.

– Какой пояс у тебя в каратэ?
– По каратэ, именно по каратэ киокушинкай у меня 1-й кю, а по сэйвакай –  черный пояс, 1-й дан. Ну, если не вдаваться в подробности, можно сказать, что я обладатель черного пояса.

– Доводилось ли тебе проходить дан-тесты, как принято в киокушине?
– Да, доводилось.

– Это когда много спаррингов подряд?
– Да, так оно и было, так я и сдавал.

– И вот после этого ты сразу занялся киком, или еще экспериментировал?
– Нет, не сразу. После школы я приехал в Москву, поступил в педагогический университет на факультет физической культуры и спорта. У меня появилось много друзей, в том числе и занимающихся другими видами единоборств. Мы общались, дружили, и я начал ходить на бокс, просто для себя, для общего развития. И, в принципе, с того самого момента я до сих пор занимаюсь боксом отдельно. Затем я начал так сказать экспериментировать,  учавствуя на соревнованиях по рукопашному бою, боевому самбо.  В 2000-м году провел свой первый бой по кикбоксингу. Это был профессиональный бой в казино «Арбат», такое первое мое погружение в этот мир. Я выиграл этот бой в 3-м раунде нокаутом. В конце концов, я  начал для себя определяться и понял - К-1, вот, куда нужно стремиться. Увидев по телевизору записи боев легендарных бойцов  – Жерома Ле Баннера, Энди Хуга, Питера Аэртса и др., я загорелся, я уже четко понимал, что я хочу заниматься именно этим. Я начал целенаправленно заниматься тайским боксом, а потом кикбоксингом. Первые мои бои были профессиональные, вот в чем прикол. Потом было много любительских боев.

– Интересно сравнение разных видов спорта изнутри. В киокушине одна система тренировок, одна методика подготовки.  В кикбоксинге – другая. С точки зрения, технических моментов, в киокушине совершенно другая культура нанесения ударов руками. Она классическая каратистская, нарабатывается в кихонах и тому подобное. В боксе, которым ты после этого начал заниматься, совершенно другая биомеханика нанесения ударов теми же руками. Какая из этих биомеханик тебе ближе?
– Я считаю, что нет лучше биомеханики и вообще техники для рук, чем в боксе. То есть бокс – самая оптимальная и рациональная школа для рук.

– А с точки зрения ног? Вот ты можешь сравнить, например, ноги киокушин и ноги тайского бокса? Что тебе интереснее, так сказать, ближе и эффективнее?
– Скажем так, для К-1 более эффективны ноги тайского бокса. В киокушине определенная специфика правил, выстраивается определенная тактика, под эту тактику формируется определенная техника, и она достаточно  эффективна.   В тайском боксе немножко другая техника. Между ними есть принципиальные различия. Я уже давно переключился и использую ноги в К-1 наверное ближе к таю, но тем не менее иногда могу использовать что-то из арсенала каратэ киокушинкай.

– Дали ли тебе плюс к твоим ударам ногами занятия футболом? Очень распространенная точка зрения, что футболисты, переученные в единоборства, очень сильно бьют ногами.
– Вообще я очень часто слышу, что у меня очень сильные ноги сами по себе. От природы так сказать. Лоу-кики у меня одни из самых жестких, по мнению специалистов. Так, что наверное да. В детстве я бегал, гонял мяч, наверняка, ноги мои окрепли, стали более мощными. Также в юные годы я еще занимался танцами, видимо, поэтому у меня есть чувство ритма, и я хорошо двигаюсь. Это способствует более  чувствительному и мягкому движению.

– А в каком возрасте ты танцами занимался? Совсем в детстве?
– Я занимался танцами параллельно с учебой, с спортом, художественной школой, в где-то в период с 9-ти до 14-ти.

– То есть ты можешь обоснованно сказать, что занятия танцами – это вполне мужское дело, оно вполне может быть полезным для мужчины, помимо самого умения танцевать.
– Да, конечно. Я уверен, что это сказалось на моем росте в единоборствах.

– То есть все эти взгляды, типа, танцы не для мальчиков – это, в общем, ерунда.

– Я считаю, что дети должны развиваться всесторонне. Нужно как можно больше им дать, и потом  они должны определиться, что им все-таки больше подходит, в чем бы они себя хотели реализовать.

– Давай сравним методики тренинга. В киокушине она достаточно интересная. Как в любом каратэ, это методика муштры при освоении техники через отработку этой техники в кихонах. Система же тренинга в том же боксе – она, в значительной степени отличается. Вот как тебе кажется, что лучше, для того чтобы наработать, освоить именно школу, базовую технику, базовые перемещения, удары, защиты? Я имею в виду методический подход.
–Методика каратэ хороша для каратэ, методика бокса хороша для бокса. Так же получается, правильно?

– Ну, просто никто в боксе не пробовал взять, например, и походить, как в кихоне, только выполняя боксерские движения.

– А потому что в боксе это ненужно. Там абсолютно другие цели и задачи, в отличие от каратэ. В каратэ люди могут оттачивать кихон, разучивать ката, и при этом им совсем необязательно выступать на соревнованиях или даже спарринговаться. Кому что нравится... Ну, то есть вопрос такой, что на него однозначно не ответишь. Методика каратэ – она хороша для тех целей и задач, которые существуют в каратэ. Методика бокса – для бокса, тайского бокса – для этого вида и так далее. В каждом виде единоборств, как раз таки своя методика, которая формируется в соответствии со спецификой данного вида единоборств.

– А тебе что больше по душе – как в каратэ ходить, кихоны нарабатывать в качестве некой базы, или тренироваться, как это принято в боксе?
– Ну, ответ на этот вопрос тоже очевидный. Я уже много лет выступаю по кикбоксингу, а всем известно, что кикбоксинг, скорее, больше похож на бокс, в плане перемещений, тактики и так далее, нежели каратэ. Соответственно, я уже много лет занимаюсь именно по методике кикбоксинга.

– То, что ты так тренируешься, это понятно, а вот что тебе больше по душе, что тебе больше нравится?
– Мне нравится именно это. Мне нравятся спарринги. Ну, понятно, я же все-таки кикбоксер уже много лет. Я по жизни не делаю то, что мне не нравится. Если я занимаюсь кикбоксингом, значит, он мне нравится. Просто у меня такое ощущение, что ты хочешь от меня услышать, что, типа, каратэ – это фигня, а кикбоксинг – это.

– Нет, отнюдь. Я очень хорошо отношусь к каратэ, и никакого у меня скепсиса по отношению к нему нет. Скажи, пожалуйста, вот в киокушине очень жесткие набивки, такая плотная жесткая рубка, голыми руками бьют в корпус и тому подобное. После определенной подготовки киокушиновцы держат все эти удары. Помогает ли в кикбоксинге эта подготовка? Насколько тяжело переносить удары в перчатке по тому же корпусу,  имея такую набивку?
– Мне школа киокушинкая очень сильно помогла. Мне очень трудно корпус пробить, и ноги тоже. Я научился принимать удары. Во время подготовки к бою я делаю набивку. Но естественно, лучше стараться не пропускать удары.

– То есть вот эта закалка – она и в этих видах тоже работает эффективно, да?
– Да, она имеет определенные свойства, только ни в коем случае нельзя голову набивать. Голову надо защищать! А ведь некоторые любят по лбу постучать. От этого она крепче не станет.

– Скажи, пожалуйста, а бывали у тебя такие бои, где с точки зрения психологии ты был на грани, вот реально на грани?

– Что значит – «с точки зрения психологии был на грани»?

– Ну, не бывало у тебя такого состояния, что ты был близок к тому, что можешь сломаться?
– Я думаю, что если бы такое состояние было, то я бы уже ничем не занимался. Бывали бои, когда я проигрывал, но так, чтобы я был сломлен –такого не было.

– Ну, то, что сломлен не был, это понятно. Бывало у тебя такое, что ты буквально из последних сил держался?  

– Конечно, бывало, и очень часто. Часто бывают бои, когда ты должен все свои силы отдать. И чем тяжелее победа, тем она слаще. Значит, ты растешь.

– В твоей карьере, какой самый значимый бой, самый интересный с той точки зрения, что ты реализовал максимум своих возможностей и достиг желаемого результата?
– На самом деле, таких боев у меня было много. Я уже давно отношусь к своим боям очень серьезно, и каждый бой для меня важен. В каждом бою, так или иначе, я должен через себя переступить, преодолеть трудности.

– Ну, тогда я по-другому сформулирую вопрос: Каким из своих боев ты больше всего доволен? Какой тебе приятнее всего вспоминать? Вот этот бой – ты им гордишься.

– Начиная с эпохи каратэ, были такие бои, где я одерживал красивые победы, и мне реально было чем гордиться, где я буквально вырывал победу.. Потом такие бои были в боевом самбо, в  рукопашном бое, в тайском боксе. Были такие бои и профессиональные. Ну, было много таких боев.

– Но вот такой твой самый любимый, скажем, по воспоминаниям, есть бой?

– Давай тогда я назову два последних. С Альбертом Краусом и Майком Замбидисом. С Майком, может быть, кому-то покажется, что там было все просто, потому что быстро. На самом деле, психологический накал был просто бешеный. Эмоции, и у меня и у него, сплошные эмоции. Мы к этому шли очень долго. Цена победы или поражения была очень высока. Поэтому концентрация просто зашкаливала.
 

ВТОРАЯ ЧАСТЬ


kolchin_vs_kuerte_final.jpg

– Бату, скажи, а тебе вообще комфортна вот эта твоя жизнь? Тебе нравится быть бойцом?
– Конечно! Но я больше чем боец.

– Что ты имеешь ввиду?
– Знаешь, я уже чувствую, что быть просто бойцом – этого мало. Ведь когда ты готовишься к бою, ты погружаешь себя в подготовку настолько глубоко, что ничем другим ты заниматься и не можешь, и не должен, иначе что-то тебя может отвлечь, и ты не будешь должным образом готов. И сейчас моя жизнь складывается таким образом,  в следствии чего я понимаю то, что могу себя реализовывать и в чем то другом. Тем более что я доволен своей спортивной карьерой, очень доволен.  Когда то в 20 с небольшим мечтал о том, что хотел бы быть организатором, или как это сегодня называется – продюсером или промоутером. И стал.

– А как ты пришел к этому?

– Несколько лет тому назад у меня в жизни был такой момент, что я был просто на перепутье и думал, что же мне дальше делать, на что направить свои силы. Но я все-таки услышал самого себя и понял, что я должен драться, и не только потому, что, там, какие-то амбиции или еще что-то, а просто потому, что я должен. Это, знаешь, как долг. И зачастую, так уж у меня сложилось, свои организационные вопросы я решал сам. Часто интересовался, как решаются подобные вопросы на западе. Что-то подходило, что-то еще по сей день требует адаптации. Вот, и настал момент, когда мы с друзьями-единомышленниками решили, что Россия готова стать центром всех значимых событий в индустрии единоборств. Так и родилась компания Fight Nights. Мы делаем успехи, но тем не менее, работы еще много, так сказать, непочатый край. Поэтому-то мне хочется больше времени посвящать этому направлению.

– А вот парень из КВН, не помню, как его зовут, он тоже вроде в Fight Nights?
– Сангаджи Тарбаев, он действительно тоже в  Fight Nights, один из талантливейших телевизионных продюсеров России. Помимо всего он сам занимается единоборствами, поэтому все это ему не чуждо. Ведь если ты что-то развиваешь, создаешь какие-то процессы, ты должен их понимать изнутри хоть в какой-то степени. Это, кстати, вопрос многим продюсерам на нашем рынке в данный момент. Вообще, у нас большая и профессиональная команда. Хочется отметить Камила Гаджиева, Сергея Шановича, Ксению Баланину.
IMG_8798.jpg
Слева направо: Сангаджи Тарбаев, Камил Гаджиев, Бату Хасиков

– О чем ты еще мечтаешь?
– Да, есть у меня еще мечты.  
Я  очень бы хотел,  чтобы у меня на родине в Республике Калмыкия были олимпийские чемпионы. Соответственно, чтобы вырастить олимпийского чемпиона, очень много нужно. Это такой многогранный, многосторонний, очень серьезный процесс. И, соответственно, как раз я уже подхожу к тому, что буду этим заниматься в полной мере.

– Я в википедии в статье про тебя читал, что ты в Калмыкии являешься депутатом, это так?
– Да, я являюсь депутатом Парламента Республики Калмыкия, представляю комитет по делам молодежи и спорту. И этому я, действительно, уделяю время. Соответственное образование получил, защитился в Академии госслужбы, стал кандидатом политических наук. Мне это интересно и делаю я это с удовольствием, и думаю, что одно другому не мешает, и все в такой неплохой связке получается.

– Еще такой вопрос. Ты в фильме «Бой с тенью» сыграл героя, который, как бы является неким намеком на Пакьяо, потому что он – филиппинский чемпион и так далее.
– Да, это так, это была задумка режиссера Алексея Сидорова. Но, несмотря на это, он все-таки знает меня как профессионального спортсмена,  бойца и  хотел и какую-то мою изюминку тоже подчеркнуть. То есть это не было сплошное копирование Мэнни, с учетом того, что у меня тоже есть своя харизма.

Понятно, что Мэнни там просто намеком проходил, что не его ты впрямую изображал.
– Да-да-да. Еще хотел сказать, что Алексей Сидоров, не чужд миру бокса.
У него отец мастер спорта по боксу, потом рефери был, сам он занимался, и поэтому он это все делал с такой любовью. Был очень требователен к сценам поединков, которые мы с Денисом Никифоровым разыгрывали.  

– Бату, твой герой в этом фильме выигрывал с помощью допинга. Скажи, пожалуйста, не в кино, а в мире единоборств, ты сталкивался с таким явлением, как применение допинга?
– В профессиональном спорте это достаточно распространенное явление. И не только за рубежом.

– Бывали ли у тебя соперники, что было такое ощущение, что человек чем-то «заряжен»?
– Ну, да, бывали, было такое.

– А на что это обычно влияет? На выносливость, на скорость, на силу, или может «терпелка» становятся выше?  В чем это проявляется?
– Думаю, что все в комплексе. Не только допинг, но и разрешенная фармакология, все это в комплексе стимулирует и поддерживает. Ну, ты же сам понимаешь, и силу, и выносливость – все повышает, координацию даже. Полагаю, что это может отражаться даже на росте техники. А отточенная техника ведет повышению скоростных показателей.

– Мне, кстати, кажется, что каким-то образом и способность переносить удары повышают?
– Есть определенные препараты, которые улучшают твою концентрацию и координацию, соответственно, это сказывается на том, что ты можешь переносить пропущенные удары. Даже капы есть такие, которые не позволяют напрягать мышцы лица, что способствует экономному расходованию энергии. Они же снимают нокаутирующий эффект пропущенных ударов. И вообще, если честно, посмотришь на уровень тех же американцев, боксеров и бойцов по ММА, и видишь, насколько у них развита индустрия именно с точки зрения фармакологии, и понимаешь, что нам все-таки до них еще расти и расти. Тут речь идет не столько о допинге, сколько вообще о чем-то разрешенном. Допустим, боксеры одного и того же веса, скажем, американцы, тот же Мэнни Пакьяо, еще подобные ему, и наши боксеры, именно по функциональным и по физическим данным, по тому как они делают вес, между ними колоссальная разница. Соответственно, в бою это очень сильно сказывается. Может быть наши боксеры в технике и тактике ничем не уступают, но взвинчивать темп на протяжении всей дистанции профессионального боя удается не всем. Это очень важный момент. Я рекомендую всем профессионалам иметь грамотных специалистов. Вот наша олимпийская сборная – ведь у них очень строго с допингом, никому не хочется быть дисквалифицированным, но, тем не менее, пользоваться услугами докторов никто не запрещал, правильно?

– Ну, если в рамках разрешенного, конечно, только надо профессионально все это использовать.
– Да, разрешенное – обязательно нужно.  Об этом нам нужно думать не только для того, чтобы добиться каких-то высоких результатов, а для того еще, чтобы здоровым человеком остаться при таких нагрузках. Еще я рекомендую всем делать массаж, и чем чаще, тем лучше. Для меня это так же важно, как та же тренировка.

– А как часто нужно делать массаж?
– Ну, хотя бы 3-4 раза в неделю, когда готовишься. Я еще раз хочу сказать, что все, о чем я сейчас говорю, т.е.  грамотная разрешенная фармакология, массаж, баня, все элементы восстановления, это все культура спорта, и это все нужно пропагандировать, потому что у многих нет даже представления об этом, многие об этом не задумываются. Если это будет развиваться в правильном направлении, то тогда и наши российские спортсмены будут такого же высокого уровня, будут лидерами в полной мере.

– Еще такой вопрос, из другой области. Наш турнир, кстати, по силе удара посмотрел? Я ссылку тебе сбрасывал.
– Ну, я начал смотреть, но откровенно тебе скажу, что это было  не очень динамично.

– Динамично этот турнир сложно провести ровно потому, что люди просто выходят и бьют по мешку. Это же не бой.
– Идея сама хорошая, но нужно внимание зрителей приковывать и не отпускать.  Надо делать шоу, надо делать из этого праздник.

– А у нас просто было 80 выходов спортсменов, если на каждый из них сделать праздник, то там вообще было бы… Изначально мы делали это не как телевизионный проект, а как спорт.
– Дело в том, что я убежден в том, чтобы развить индустрию спорта в целом, это должно быть очень тесно связано с телевидением, поэтому я уже на автомате, знаешь, так прикидываю, как бы это смотрелось.

– Для начала было интересно провести соревнования, чтобы сравнить просто, как люди бьют из разных видов единоборств, и не только из единоборств, что-то типа нового спорта создать.
– Ну и кто победил в итоге?

– Кулаком больше всех ударил, кандидат в мастера по рукопашке, 752 килограмма. А в свободном стиле, это где можно бить рукой как угодно, любым способом, парень армрестлер, ударом наподобие бокового, предплечьем зарядил больше тысячи килограммов.
– Вот это да! Нет, идея, в целом, очень хорошая, интересная. Теперь уже вопрос в том, как вы ее будете оформлять, преподносить, креативить и так далее.

– А мы в рамках турнира провели Супер-Кубок «Панчер», вот этот Супер-Кубок вполне можно проводить зрелищно и красиво, у нас уже есть задумки, как это сделать. Спасибо, Бату, что выделил время для интервью. Очень интересно было поговорить с тобой.

– И тебе, Паша, спасибо.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Комментарии
Читайте также
b4a8f662eb47b5d8
закрыть