0
19 | Апрель | 2012 12:24

Сергей Федченко: Когда вышли из раздевалки, услышали такой гул и свист, что, казалось, находишься в аду

30-летний украинец Сергей Федченко, 14 апреля в Мескике уступивший по очкам экс-чемпиону мира в нескольких весовых категориях и одному из лучших боксеров мира независимо от весовой категории 38-летнему мексиканцу Хуану Мануэлю Маркесу, поделился впечатлениями о прошедшем бое.  

— Сергей, судя по отзывам специалистов, вам удалось проявить себя с наилучшей стороны в бою с Маркесом. Этот бой поможет в дальнейшей карьере?
— После боя даже мексиканские промоутеры говорили, что хотят видеть меня снова в Мексике. Может, это эмоции. Посмотрим. Сейчас просто приятно, что получил хорошие отзывы за этот бой. Важно отдохнуть от эмоций и боя, а дальше будет видно.

— Маркес чем-то удивил? Или боксировал так, как вы и предполагали?
 — Честно говоря, ожидал, может, чего-то сверхъестественного от мексиканца (улыбается). Я бы сказал русской пословицей: «Не так страшен черт, как его малюют». Ожидал от него большей агрессии.

— Как сейчас себя чувствуете?
 — Да ничего. У меня просто кожа настолько чувствительная, что соперникам и стараться особо не нужно, чтобы у меня появились синяки. Единственное, из-за смены поясов сейчас уже и не пойму, чем заниматься – спать или бодрствовать (смеется).

— Маркес – нокаутер. Как вам его удары?
 — Честно говоря, приходилось боксировать против боксеров с более жестким и чувствительным ударом. Конечно, ощущал тяжесть ударов, но они, скорее, были связаны с тем, что Маркес сильно набрал перед боем. Знаю, что готовился он в своем лагере в Мексике, занимался очень усердно, делал упор на силовую подготовку.

Я к сгонке веса подошел за месяц, «сушился» на протяжении этого периода. А Маркес, мне кажется, сгонял вес за несколько дней до боя. На каждом мероприятии, где приходилось с ним пересекаться, он с каждым днем становился все меньше. Когда я его увидел в первый раз, то он мне вообще показался средневесом. Честно скажу, был в легком шоке. 

— Боязни не было?
 — Этот бой очень хорошо раскрутили в Мексике. С экрана Маркес выглядел настолько грозным, что если принять всё это близко к сердцу, можно было и отказаться от боя (смеется).

— Маркес – культовый боксер в Мексике. Давление болельщиков чувствовалось?
— Меня поразили перемены, которые произошли со зрителями после боя. Когда мы только вышли из раздевалки, чтобы идти к рингу, услышали такой гул и свист, что, казалось, находишься в аду. С такой поддержкой, как у Маркеса, плохо боксировать просто нельзя.
По дороге в ринг запомнил лица некоторых болельщиков, которые сопровождали меня гулом к месту боя. Но по его завершению те же болельщики провожали меня аплодисментами, поднимали большие пальцы вверх, хлопали по плечу, просили сфотографироваться и дать автограф. Думаю, они получили удовольствие и за это благодарили. Несмотря на то, что я не мексиканец.

— Кроме давления трибун вам впервые пришлось столкнуться со сменой часовых поясов. Как боксировалось в условиях высокогорья?
 — Рассчитывал, что будет тяжелее. Но, в принципе, не скажу, что столкнулся с серьезными трудностями. Если бы удалось готовиться к этому поединку хотя бы пару месяцев, думаю, было бы ещё легче. А мы узнали о бое с Маркесом за месяц до его проведения. Поэтому пришлось форсировать подготовку.

— Правый встречный, используемый вами на протяжении всего боя, — домашняя заготовка?
 — В какой-то степени я делал на этом упор. Даже местная пресса писала, что никто о Федченко практически не знает, но его правая рука может представлять реальную угрозу Маркесу. В чем-то они оказались правы.

— Когда вы поняли, что план на бой начал работать?
 — В первых раундах казалось, что все под контролем, хотя я думал, что соперник выжидает, «скрывается». А уже в 6-7 раундах стало несколько тяжеловато. В 9-м раунде, когда я «выдохнул», понял, что мне хватит сил на весь бой. Показалось, что открылось второе дыхание. Хотя вначале думалось, что силы могут и покинуть. Но потом все стало на свои места. 

— Что было после боя?
 — На пресс-конференцию, кстати, нас не позвали. Но в раздевалку заходил Маркес со своей командой. Он поблагодарил меня за бой, сказал много приятных слов. После этого к нам зашли местные музыканты, нам удалось еще немного и поплясать (улыбается). Сфотографировались с ними, сын Маркеса взял у меня автограф. Повторюсь, мексиканцы меня поразили дважды: вначале болельщицкой агрессией, потом – признательностью и уважением.

— Ваш тренер Виктор Демченко указал на ваши ошибки?
 — Конечно, ошибки были, и мы их разбирали. В самолете анализировали бой, пересматривая его. Сейчас уже понимаю, что в некоторых раундах все можно было сделать по-другому. Но это анализ, и нам есть к чему стремиться. 

По материалам Чемпионат.com

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Комментарии
Читайте также
b4a8f662eb47b5d8
закрыть