0
18 | Июль | 2013 14:53

Сергей Кузьмин: Думаю, мой удар меня не разочарует, турнир «Гранд Панчер» покажет, у кого он сильнее

1.jpg

28 июля в Санкт-Петербурге в фитнес клубе «Лидер Спорт» состоится чемпионат по силе удара и Супер-Кубок «Гранд Панчер». В преддверии этого турнира Чемпион России 2010, 2011 годов, Чемпион Европы 2010 года, Серебрянный призер ЧЕ-2013 в супертяжелой весовой категории, российский боксер-любитель Сергей Кузьмин дал интервью организатору турнира Павлу Бадырову, в котором он рассказал о своей спортивной карьере, а также поделился мыслями о предстоящем турнире.

− Ты с детства был здоровым, или потом вырос таким большим?

− В школе я был крупным.

− Ты был из тех, кто стоял в классе впереди?

− Можно сказать, да.

− А по характеру ты был агрессором, хулиганом или, наоборот, спокойным, таким «тюлей»?

− Ну, в детстве я был таким шкодным,  рос таким дворовым пацаном. Мы иногда баловались, иногда нормально себя вели.

− Ты был драчуном?

− Да, мы дрались, и в школе дрались так, что родителей вызывали, и на улице мы иногда дрались «двор на двор». Бывало, гуляем, из-за чего-нибудь повздорим и начинаем драться. Но никогда у нас не было, чтобы толпой нападали на одного. Всегда выходили один на один.

− А где ты рос?

− Я родился в городе Кольчугино Владимирской области, это Центральный федеральный округ, там я и вырос. До 16 лет я занимался в этом городе у своего первого тренера.

− В детстве ты сразу занялся боксом или были другие увлечения?

 − Ну, вообще в детстве я много разных занятий перепробовал. И в секцию бокса ходил, и в музыкальную школу – играл на баяне. Когда после 3,5 лет занятий боксом мне нужно было ехать на чемпионат России и попадать в состав сборной команды юношей, мне мой тренер сказал: «Нужно заниматься чем-то одним». Я поговорил с родителями, они не были против, и я пошел по спортивной стезе.

− А вот какой твой самый первый мотив, почему ты пошел в секцию?

− В нашей семье трое детей, у меня еще есть две старшие сестры. Мой отец был военным, и он всегда был хозяином в семье. Он не хотел, чтобы я вырос тряпкой, но хотел, чтобы я не болтался на улице с теми, кто курит, пьет пиво, ходит на дискотеки, и тем более, чтобы я не совершил чего-нибудь противозаконного. И он отдал меня в секцию бокса.

− В каком возрасте это было?

− Первый раз я пришел в секцию бокса в 1998 году. В нашем городе в то время в секции бокса преподавало много тренеров. Я начал тренироваться у Олега Мохина. Он на тот момент служил в милиции и параллельно вел секцию бокса, работал тренером, а потом все бросил и не стал заниматься тренировками. Я перешел к другим тренерам – отцу и сыну Романовым. Они приехали из Узбекистана. Я потренировался у них пару лет, и они повезли меня на серьезные соревнования в Люберцы, в Подмосковье, там проводился турнир. Я выиграл этот турнир, поехал на чемпионат России в Туапсе и тоже выиграл там юношеский чемпионат России. После этого я уже поехал по сборам, и все закрутилось.

− Так все-таки, сколько лет тебе было, когда тебя привели в секцию бокса?

− Где-то 11-12 лет.

− Если оглянуться назад, ты считаешь, это нормальный возраст, для того чтобы начать заниматься боксом?

− Я думаю, что это самый подходящий возраст для начала занятий боксом.

− А вообще сразу бокс – это хорошо или плохо? Если у тебя будет сын, ты тоже отдашь его сразу в бокс, или поведешь каким-то другим путем? Ты же захочешь сделать из него мужика?

− Ну, я думаю, что все будет зависеть от его здоровья и моего наставления.

− Вот как раз интересно, каким будет твое наставление? Ты его отдашь в бокс, или в борьбу, или в плавание, или в гимнастику?

− Я думаю, что на первом этапе я по-любому отдам его в бокс.

− То есть бокс тебе кажется вполне нормальным видом спорта, чтоб с него начинать?

− Да, это мужской вид спорта. Это, можно сказать, жизненный урок, это как отслужить в армии. Определенный этап в жизни, когда ты тренируешься, общаешься со своими сверстниками, получаешь какие-то навыки. Ну, в общем, много в этом положительных моментов.

− Я, конечно, не специалист, но бытует такое мнение, что в раннем возрасте не очень полезно заниматься боксом, потому что ребенку опасно получать удары по голове.

− Нет, ну, его же в его раннем детстве не будут с мужиками ставить, он будет тренироваться со сверстниками. Да и тренер должен быть высокой квалификации, чтобы отслеживать, например, слабого и не ставить его с сильным соперником, чтоб он сильно не получал в процессе тренировок.

− А тебе повезло в этом плане? Не было такого, что тебе, когда ты пришел, жестко перепадало?

− Когда я переехал в Москву и стал там тренироваться, меня ставили с сильными соперниками. И были моменты, что с мужиками приходилось и зарубаться, и драться. Большое спасибо моим первым тренерам, что они не дали, чтоб меня «пробили», как говорится на профессиональном языке единоборств, что сберегли мою голову, и что я вполне нормально держу удар.

− Когда у тебя пошли первые успехи?

− Да, наверное, с 2008 года. Я сначала выиграл международный турнир, потом чемпионат Центрального федерального округа, отобрался на чемпионат России, выиграл его среди студентов. Потом был еще ряд соревнований, Международный турнир имени Попеченко, потом я поехал на чемпионат России в Калининград, стал там третьим. Попал в состав сборной страны и стал там тренироваться. Впоследствии, уже в 2010 году, вышел на первое место в России. Завоевал «золото» чемпионата России, тем самым отобрался на чемпионат Европы и выиграл его. И дальше пошло-поехало –  тренировки, разъезды, соревнования.

− Сколько тебе было лет, когда ты стал мастером спорта?

− Это было в 2008 году, 5 лет назад. Мне тогда было 20 лет. А в 23 года я уже стал мастером спорта международного класса.

− Быстро ты дошел до «международника».

− Сейчас мне исполнилось 26 лет, и мы подаем документы уже на «заслуженного». Как бы хватает и выступлений, и всего, чтобы подать документы на заслуженного мастера спорта.

− С какого момента этот вид спорта стал для тебя основным твоим делом?

− Я думаю, что где-то в 2009 году уже как бы прошло юношество, и я понял, что это моя работа, и что я не должен отвлекаться на какие-то посторонние вещи, а должен готовиться, тренироваться, выступать, выигрывать.

− А как выстроена твоя жизнь как спортсмена? Как организован твой тренировочный процесс?

− Ну, возьмем, к примеру, этот год. Прошел Новый год, и 7 января мы уже поехали на сборы по общей физической подготовке в Кисловодск. Там мы провели 20 дней. Зимой и весной был ряд турниров. Потом мы на неделю приехали домой, и снова приехали на сборы. 10 дней потренировались и  сразу со сборов уехали на турнир в Германию. Там я провел 3 боя и выиграл эти соревнования. Потом приехал домой, чуть-чуть отдохнул и начал подготовку уже к чемпионату Европы.

Затем мы поехали в Армению, в Цахкадзор. Там почти целый месяц у нас был тренировочный сбор. Можно сказать, что он функциональный и в то же время физический. Там высота 2 тысячи метров над уровнем моря, и мы поднимались в горах еще выше, бегали, прыгали, в общем, набирались «физухи». Потом приехали в Москву, там пару недель пробыли и уже оттуда стартанули на чемпионат Европы в Минск.

− Получается, что ты на сборах бываешь больше, чем дома?

− Да, получается так. Постоянные сборы, соревнования, тренировки.

− Если не секрет, раскрой изнутри материальную сторону вопроса. На сегодняшний момент ты можешь жить спортом?

− Ну, если учесть, что государство, город или район помогают, и через спорт можно добиться многого, я считаю, что этого достаточно, чтобы заниматься спортом и не сидеть в каких-то офисах за компьютером и что-то печатать.

− То есть сейчас государство в состоянии обеспечить спортсмена твоего уровня, члена сборной команды, чтобы он не был вынужден искать себе  где-то еще заработок, чтобы заниматься спортом?

− Ну, конечно. Сейчас создаются все условия для этого, и в большей степени все зависит от спортсмена, от того, какие он займет места и какие выиграет соревнования. Есть же пословица – «что посеешь, то и пожнешь». То есть что наработаешь и выиграешь, то и будешь иметь.

− В пресловутые 90-е годы было совсем плохо с финансированием, и  спортсмены выступали на голом энтузиазме. Да и на стипендии, которые им выделялись, было невозможно прожить. Сейчас эта ситуация изменилась?

− Да, конечно.

− Это касается всех первых номеров сборной, или все зависит от весовых категорий, от каких-то предпочтений, от района проживания? Может быть, один город помогает, а другой нет? Вот как в целом с этим?

− Я думаю, что все-таки зависит от района проживания. Есть регионы,  которые не очень-то поддерживают спорт, и спортсмены вынуждены сами  как-то выкарабкиваться. Я вот приехал в Санкт-Петербург, потому что мне и  город нравится, и люди, и я стал выступать за Санкт-Петербург. И  у меня все получается.

− То есть не везде одинаково, нет такого единого государственного механизма?

− Единого принципа нет, но все к этому идет, правда, пока очень-очень медленно.

− Город, получается, помогает отдельно? То есть, помимо федерального,  есть еще городское финансирование?

− Ну, городское – это, я имею в виду, на уровне региона. Если взять,  например, Санкт-Петербург, то это спорткомитет города Санкт-Петербурга. С другой стороны, я считаю, что наши региональные федерации бокса, например, в Москве, Санкт-Петербурге, там, в Калининграде, Хабаровске и так далее, должны параллельно с помощью государства как-то «раскручивать» спортсменов, как сейчас это потихонечку делает Федерация бокса Санкт-Петербурга. Плюс, параллельно нужно искать спонсоров, какие-то организации, которые могли бы помогать в продвижении спортсменов.

− Понятно. Давай теперь поговорим о структуре построения тренировочного процесса, выступления и так далее. Есть ли в любительском боксе какая-то система поэтапной, циклической подготовки, во время которой тренировочный процесс настроен на то, чтобы закладывать «функционалку», развивать какие-то другие качества? Или в связи с тем, что проводится много соревнований, приходится все время быть в хорошей форме, и нельзя себе позволить плавно разгоняться, входить в какой-то режим, в форму, выходить на какой-то пик и потом выступать по новой? Как это все организовано?

− Можно это рассмотреть на примере этапа подготовки к чемпионату Европы. Подготовка была распланирована на двое сборов, хотя первоначально планировалось провести трое сборов – на высокогорье, потом на низкогорье и потом уже на равнине. Но получилось так, что у нас было очень мало времени, и пришлось сразу ехать в высокогорье, в Армению, и там закладывать «функционалку», дыхание, «физуху», как бы набираться здоровья.

Там мы пробыли 21 день, и с этого времени с нами ездила научная группа, которая отслеживала нашу тренированность. То есть они следили за нашим физическим, биологическим состоянием, брали кровь, отслеживали, кому чего не хватает, как у нас идет в тренировочный процесс – в гору или, наоборот, на спад. Так они подвели нас к соревнованиям. Уже ближе к чемпионату Европы мы вышли практически на 100% своей формы, на ее пик. Потом у нас был спад недели две, и мы опять тренировались в обычном режиме.

Перед большими стартами нужно больше тренированности и больше усилий, чтобы выйти на этот пик, я имею в виду, чтобы максимально выжать из себя все, на что ты способен. Когда же какие-то малозначимые соревнования, ты все равно в форме, но не на 100%. Ты держишься где-то на 60-70-75% своей тренированности, и в этом режиме ты работаешь постоянно.

− А сколько у вас основных стартов в году?

− В этом году, получается, у нас 4 важных старта. Это чемпионат Европы, вот Универсиада прошла, чемпионат мира, и чемпионат России будет в конце года.

− А кто вас тренирует? Тренер сборной вами, «сборниками», занимается, или вас собирают на сборы, а затем вы разъезжаетесь и продолжаете тренироваться со своими тренерами?

− Вы имеете в виду, на сборах или после сборов?

− Нет, в целом. Вот ты спортсмен, у тебя есть свой тренер, или ты, попав в сборную, уже становишься членом как бы вот такой системы, которую тренирует уже тренер сборной?

− Ну, когда ты попадаешь в сборную, естественно, там есть ряд тренеров, которые тренируют тебя, у которых есть свой план. Когда ты приезжаешь на сборы, они уже все расписаны по дням. Например, 2 дня ты тренируешься – день отдыхаешь, 3 дня тренируешься – день отдыхаешь, и вот так пошло-поехало. Тренеры составляют общий план тренировки и в нем все расписывают. Иногда в день бывает 2 тренировки, иногда 3. Все тренируются по общему плану, но у каждого спортсмена, кто тренируется в сборной, есть личный тренер, и он уже индивидуально помогает ему дополнительно тренироваться, отрабатывает с ним какие-то свои комбинации.  

− А кто твой тренер?

− Мой тренер заслуженный тренер России Машьянов Геннадий Юрьевич. Он старший тренер Санкт-Петербурга по боксу.

− Он с тобой ездит на сборы?

− Да, постоянно, и не только со мной. Он ездит и с Дмитрием Биволом, моим товарищем по команде. Еще ездит много наших ребят из нашего города, которые тренируются в сборной – Дадашев Максим, Петр Хомуков. Мы своей компанией ездим на сборы, общаемся, вместе тренируемся.

− А у вас есть в сборной специальный тренер по общей физической подготовке?

− Нет. Вот этого нет, и это очень плохо. Тренер по общей физической подготовке нужен. ОФП – это неотъемлемая часть подготовки, фундамент выносливости на бой.

− То есть ученые, которые смотрят за вашим состоянием, есть, а специального тренера, который бы работал с оглядкой на разработки этих ученых, получается, нет?

− Ну, да.

− Есть 2 вида спорта – профессиональный бокс и любительский бокс, либо профессиональный и олимпийский бокс, можно и так их назвать. Они здорово отличаются. Кстати, а тебе довелось выступать по старым правилам, которые были раньше, когда еще было 3 раунда без шлемов?

− Нет, не довелось.

− То есть ты вырос в этих правилах, где 4 раунда по 2 минуты?

− Да, я вырос на таких правилах. В спаррингах я тренировался и в формате 3 раунда по 3 минуты, но в официальных боях по таким правилам не выступал.

− Многие говорят, что эти правила (4 раунда по 2 минуты) формируют у боксера желание выигрывать по очкам чуть ли не «пятнашками», то есть здорово нивелировалась важность такого компонента как сильный удар. Потому что сильный удар, как правило, все-таки чуть медленнее, и ты можешь по очкам проиграть, если будешь пытаться здорово ударить. При этом «уронить» соперника тяжело, потому что и шлем, и перчатки «антинокаут», и получается, что соперника нокаутировать очень сложно.

− Это, смотря, в каком весе. Я думаю, что боксеры в весе свыше 69 килограммов могут нокаутировать даже и в перчатках, и в шлемах.

− А много бывает нокаутов на современных соревнованиях типа чемпионата Европы, к примеру?

− Нет, единицы, можно по пальцам пересчитать.

− Вот я к тому и говорю, что за счет этих средств обеспечения безопасности, введенных в свое время, в принципе, редко «роняют», и поэтому рациональней учиться переигрывать по очкам, потому что нокаутировать шанс очень небольшой, да?

− Ну, да.

− И получается, что из любительского бокса потихонечку ушел удар как такой важный компонент, потому что эффективнее для победы научиться точно и быстро бить и выигрывать по очкам, а не бить сильно.

− Ну, это все зависит от технологии, которая вводится в боксерские правила.

− Соответственно, в профессиональном боксе перчатки другие, раунды другие, шлемов нет, и там важность сильного удара значительно выше. Почему, в общем, «профи» и бои ведут по-другому. У тебя в планах есть переход в профессионалы?

− В планах у меня, конечно, есть попробовать свою силу в профессиональном боксе. У меня есть желание боксировать.

− Соответственно, ты отдаешь себе отчет в том, что профессиональный бокс здорово отличается от любительского, и придется менять методику тренировок и вообще перестраивать себя определенным образом?

− Ну, я думаю, что, боксируя на данном этапе в любительском боксе, я прохожу какую-то школу, которая выведет меня на уровень профессионального бокса.

− Но в любом случае придется перестраиваться.

− Ну, может быть, что-то, конечно, придется переделывать, но не на 100%.

− Понятно, что не на 100%. В общем-то, и там, и там бокс, и все дерутся кулаками в перчатках.

− Ну, да.

− Есть еще существенная разница между профессиональным боксом и любительским – это количество боев за один турнир. В любительском боксе надо проводить несколько боев с разными соперниками, а в профессиональном боксе идет длительная подготовка под одного конкретного соперника. С учетом твоего характера, менталитета, психики тебе какая схема соревнований ближе, понятнее, приятнее?

− В любительском боксе, самое большее, я проводил 5 поединков за турнир.  Я считаю, что для меня более комфортным будет профессиональный поединок, потому что там один соперник. В течение всего времени, которое ты проводишь в зале на тренировках, ты тренируешься и готовишься именно к этому поединку и к этому сопернику. Я думаю, это более оптимальный вариант, чем турнир с 4-5 боями.

− Ко всему прочему в любительском боксе соперники непредсказуемые, и под каждого заранее не подготовишься.

− Ну, да. Но я считаю, что вот эта любительская школа, и то, что ты проводишь по 4-5 боев за турнир, это и есть наработка профессионализма в любительской школе, выработка психики, выносливости, стрессоустойчивости.

− Но несколько боев за несколько дней – они же психологически выматывают. Наверное, очень тяжело каждый раз подстраиваться под нового соперника и ждать, что же он может преподнести?

− Конечно, на каждого соперника настраиваешься, тратишь свои физические и психологические силы, и уже к концу турнира становишься немножко  измотанным. Может быть, не из-за того, что ты устал, а потому, что уже нет вот этих эмоций, остроты чувств, ведь ты же их периодически, от боя к бою, тратишь.

− Я недавно общался с Русланом Проводниковым, и он сказал, что ему в любительском боксе было сложно именно из-за этого. Он такой по характеру человек, что ему значительно комфортней настроиться на один бой, готовиться к нему и уже выдать все. А когда турнир, когда несколько боев, сохранить себя вот именно психологически, эмоционально совсем непросто.

− Ну, да, здесь совершенно разная специфика.

− Значит, тебе тоже по характеру ближе вот именно эта схема, которая существует в профессиональном боксе? То есть в этом плане тебе будет там комфортнее?

− Да.

− Понятно. Теперь давай немножко поговорим об ударе. Ты занимаешься над тем, чтобы ставить сильный удар?

− Ну, конечно. Я на тренировке стараюсь прорабатывать свой коронный излюбленный удар, причем, не в одном варианте, а в нескольких.

− Есть какие-то специальные физические упражнения, для того чтобы развить силу удара?

− Ну, конечно, есть специальные упражнения, такие, как работа со штангой, с грифом, и еще ряд упражнений с блинами, которые повышают силу удара от правильного его нарабатывания.

− С «железом» работаешь?

− Да, с «железом» работаю, потому что у меня был определенный урок в жизни, когда я сделал вывод, что это неотъемлемая часть в боксе.

− У тебя есть какие-то периоды, циклы силовой подготовки, или ты потихонечку работаешь с «железом» в процессе всего тренировочного сезона?

− Когда нет близких высоких стартов или соревнований, я усиленно тренируюсь с «железом». А уже ближе к соревнованиям я работаю с «железом» только для того, чтобы держать мышцы в тонусе, чтобы они тоже чувствовались, и это чувство не пропадало.

− А что ты делаешь с «железом»?

− Я делаю жим лежа, прокачиваю трицепс, делаю упражнения для шеи, на бицепс, на квадрицепс, на ноги – на икры, прокачиваю запястья, на  широчайшую мышцу спины, становую тягу. Это все присутствует – ряд  упражнений, которые необходимы для развития мышц у боксера.

− Ты подтягиваешься?

− Да, подтягиваюсь.

− А сколько раз ты подтягиваешься?

− Последний раз я на тренировке подтянулся где-то 17 раз.

− Сколько ты весил при этом?

− Где-то килограммов 125.

− Очень прилично для такого веса с твоими рычагами. Хороший уровень. А жал ты сколько?

− От груди?

− Да.

− Я делал 145 с таким замедлением. То есть я держал штангу, медленно-медленно опускал ее вниз, а потом вверх выбрасывал ее как бы с такой взрывной силой.  

− Ну, то есть такой вполне приличный силовой уровень.

− Ну, и ноги надо обязательно качать, для этого лучшее упражнение – кроссовая работа, бег. Но это уже в дальнейшем, как бы после основных упражнений с «железом».

− Понятно. А технические моменты во время работы над ударом? Что ты считаешь самым важным, для того чтобы удар получался нокаутирующим?

− Ну, во-первых, это правильная его постановка, правильная боксерская техника, то есть  правильный перенос веса с ноги на ногу, и, конечно, заворот кулачка, чтобы самим бойком, вот этими двумя передними косточками, приходился удар.

− Постановка кулака, да?

− Да.

− Условно разделяют два типа ударов. Это хлесткие удары, когда кидают расслабленную руку, то есть нога, корпус кинули ее как плеть, и только кулак сжат в конце, а также жесткие конструкции ударов, боковой, например, или какие-то другие удары, когда рука как жесткая конструкция. Какой тип ударов тебе ближе, или ты используешь и те, и другие, или это зависит от ситуации, от цели?

− В принципе, я использую и те, и другие удары. Потому что, если одни не идут, то приходится другими доставать соперника. Так что нельзя нацелиться на один вид этих ударов. Где-то выходишь скованно, а надо порасслабленнее, вот эта хлесткость нужна, быстрота, а где-то просто нужна физическая грубая сила, чтоб подмять, сломать и нокаутировать.

− У тебя много нокаутов в боях?

− Ну, если взять все мои бои в любительской карьере, то больше половины заканчивались нокаутами.

− И какого типа удары ты использовал, когда «ронял» людей?

− В основном два вида. Это по корпусу, когда попадал в печень, солнечное сплетение, селезенку прямыми ударами, или по голове – в  височную область либо по челюсти.

− И в том, и в другом случае какие это были преимущественно удары – силовые или хлесткие?

− В некоторых случаях были силовые, в некоторых чисто на хлесткости, на быстроте.

− То есть у тебя нет какого-то внутреннего ощущения, какой удар более  опасен, более нокаутирующий, что чаще всего ты делаешь?

− На самом деле, самый опасный и нокаутирующий удар – это тот удар, которого ты не видишь.

− Ну, это понятно. Я имею в виду чисто техническое исполнение, то есть либо ломом приложить, либо камешком кинуть. Что лучше работает?

− Ну, я думаю, что ломом приложить – это, наверное, самый сильный, с последствиями удар. Камешком – царапинка будет, а тут пролом.

− Как тебе идея проведения турнира по силе удара «Панчер», который мы готовим?

− Идея хорошая. Это популяризирует, в первую очередь, не только бокс, но и единоборства в целом. Участники этого турнира собираются, общаются, получается такая дружественная спортивная семья. Кто-то проверяет силу удара ноги, кто-то силу удара руки. Я считаю, нормально, что проводится такое мероприятие.

− Сам-то ты примешь участие в нашем турнире?

− Да, конечно, приму.

− Скажи, пожалуйста, ты будешь как-то специально готовиться к этому турниру? Все-таки немножко времени есть еще.

− Я думаю, что специально я готовиться не буду. Обычная подготовка. В принципе, я всю жизнь к этому готовился, и я этим владею. Как говорится, мастерство не пропьешь, и если оно есть, то его нужно только дорабатывать,  улучшать.

− Каким ударом ты будешь бить?

− Я буду бить либо прямой правой, либо правой боковой. Буду использовать два варианта.

− Тебе не страшно, что, предположим, ты придешь, ударишь, и окажется, что ты бьешь не сильнее всех, хотя ты чемпион Европы, «супертяж»?

− Ну, я считаю, что у меня неслабый удар, и вообще ряд людей, которые со мной в сборной тренируются, и соперники, с кем я боксировал, говорили, что у меня очень жесткий удар. Я думаю, что мой удар меня не разочарует. А вообще турнир «Гранд Панчер» покажет, у кого удар сильнее.

− То есть ты, в принципе, в себе уверен?

− Да, абсолютно.

− Тебе доводилось ощущать какого-либо соперника как очень сильно бьющего? Вот твои соперники говорят, что у тебя жесткий удар, а тебе встречались такие соперники, которые жестко били?

− Да, конечно. На определенном этапе, когда я «подсушивался», сгонял вес до 115-ти килограммов и боксировал с соперником, который весил 130 килограммов, 2 метра ростом, эта разница в 15 килограммов ощущалась на ударах, которые я принимал. Они были очень ощутимые.

− Тяжело психологически биться с бойцом-панчером по сравнению с тем, который не панчер, а больше «темповик», «игровик»?

− На самом деле, я как бы об этом не думал и не знаю, удобно – неудобно. Ты настраиваешься на него, выходишь и работаешь. Как бы нет такого: удобно – неудобно, панчер – не панчер. Нужно выходить в ринг и боксировать, а удар придет уже сам собой.

− Ты как-то специально тренируешься к устойчивости от пропущенного удара, чтобы не оказаться в нокауте?

− Ну, да. Здесь тренируется вестибулярный аппарат – это кувырки, кружения вокруг своей оси. Ну, и на концентрацию с теннисным мячом работаю – кидаю его, ловлю. Это все упражнения на координацию и концентрацию.

− Ты говорил, что еще шею качаешь.

− Да, шею качаю тоже.

− Это помогает для того, чтобы держать удар?

− Ну, на самом деле, я несильно ее качаю, так, потихонечку. Я на этом не зацикливаюсь.

− То есть больше важна «вестибулярка»?

− Да.

− Бывало, что ты был в нокауте? Извини за вопрос такой.

− Тьфу-тьфу-тьфу, слава Богу, пока нет.

− «Плавать» доводилось? В состоянии гроги бывал?

− Было такое. Ну, не нокдаун, а такое внезапное…

− Типа, лампочку встряхнули, слегка раскоординация какая-то. Было такое состояние, да?

− Ну, да, но я быстро собирался, и все нормально. И даже бои еще выигрывал после этого. Удары по затылку обычно немножко ошеломляют. Тебя ударят  по затылку, и такая вспышка появляется.

− И ты ощущаешь в этот момент, что тренировка именно вестибулярного аппарата, концентрация – они помогают собраться и не падать духом?

− Да, конечно, такие тренировки помогают.

− Понятно. Ну, что, здорово поговорили. Большое тебе спасибо. До встречи на турнире «Гранд Панчер». Желаю тебе удачи!

- Спасибо!

Для желающих принять участие в турнире Гранд Панчер, напоминаем:                     

Заявку необходимо выслать по электронной почте, на адрес [email protected] 

в срок до 21.07.2013 г. Форма заявки проста:

Образец заявки на участие в Открытом чемпионате по силе удара и

СУПЕР-КУБОК «Гранд Панчер»

 

Фамилия, имя, отчество       

Год рожд.

Вид спорта

Разряд (звание)

Весовая категория

Стиль

Тренер

Виза врача

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Одновременно с подачей заявки, необходимо предоставить номер мобильного телефона для связи.

 В день проведения соревнований, 28.07.2013 г. нужно привезти с собой распечатанную заявку с визой врача (либо пройти осмотр и поставить визу врача на месте).          

Посмотреть анонс соревнований и ознакомиться с правилами их проведения можно ЗДЕСЬ http://allboxing.ru/forum/index.php?topic=29822.0

Промо ролик турнира ЗДЕСЬ

http://www.youtube.com/watch?v=oxEswjF3-p8&feature=player_embedded


Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Комментарии
Читайте также
b4a8f662eb47b5d8
закрыть