0
2 | Июль | 2012 12:53

Юрий Арбачаков: Бокс — это очень большой труд (часть вторая)

К 20-и летию выдающего спортивного достижения нашего отечественного боксера, эксклюзивное интервью Юрия Яковлевича Арбачакова, первого в истории современной России чемпиона мира в профессиональном боксе.  

(90-е годы XX века. Профессионал)
 
Юрий Яковлевич, вы в конце 1989 года по линии Госкомспорта СССР, вместе с олимпийским чемпионам Сеула Вячеславом Яновским, чемпионом страны Орзубеком Назаровым и тяжеловесом - Вячеславом Яковлевым отправились в Японию, где заключили контракт с клубом - «Киоэй-боксинг». Как это было? Вы стали первым советским чемпионом Японии?
— Первым советским чемпионом Японии стал не я, а Вячеслав Яновский. Что касается - «Киоэй-боксинг», то это частный клуб, который подготовил не одного чемпиона мира. Это очень известный спортивный клуб в Японии. Изначально они вели переговоры со Славой Яновским и Славой Яковлевым. Первый Слава выступал в категории до 63,5 кг, а второй в тяжелом весе.
 
Вячеслав Яковлев, был принципиальным противником легендарного кубинского боксера, Феликса Савона, и он смог одержать победу над грозным кубинцем на чемпионате вооруженных сил?
— Да, это он.
 
«Киоэй-боксинг» это система проведения турниров между частными спортивными - боксерскими клубами?
— Да. «Киоэй-боксинг» - профессиональный боксерский клуб, куда приходят люди тренируются и выступают в профессиональном боксе. В любительском боксе они не выступают.
 
Вас тренировал Александр Васильевич Зимин?
— Да, но он приехал в Японию попозже где-то месяцев через шесть после нас. У нас было собрание, и на нем мы решили, что нам нужен свой тренер из России, и мы вызвали Александра Васильевича. Он приехал. Нужны были иные методики подготовки там ведь все другое, а сами мы тренироваться не могли.
 
Предложение об отъезде за границу исходило от японцев или это была инициатива Советского Союза?
— После Олимпиады 1988 года, Вячеслав Яновский пошел на завязку с любительским боксом, и, как раз на него вышли японцы с приглашением выступать в профессионалах, и еще им нужен был тяжеловес Слава Яковлев. Они вдвоем ездили в Японию и обговаривали все детали.
 
То есть контакты по отъезду за границу у них начались на Олимпиаде в Южной Корее?
— Я точно не знаю, но, наверное, да, там на Олимпиаде. После нее они и ездили в Японию на знакомство, но… в принципе на меня японцы не рассчитывали. Я их заинтересовал только после чемпионата мира, кто-то там от них был, просматривал перспективных боксеров и вот так выбор пал на меня. 
 
На переезд на японские острова вы согласились не раздумывая?
— Нет вот раздумье, как раз и было. Советовался со своим тренером Курегешевым Владимиром Петровичем, который и секундировал меня на чемпионате мира в Москве, но все шло через Славу Яновского. Мы созванивались и регулировали все вопросы, как там, чего, когда собираемся ехать и.т.п., и все было официально через Госкомспорт СССР.
 
Ваши первые впечатления от Японии? Другой мир?
— Да, то, что это другой абсолютно верно, но в диковинку мне все это не было, так как я до переезда очень много ездил по миру и в капиталистические страны тоже. Ну а, Япония… Что говорить… Конечно, впечатлила… Традиции.… Восток, там все необычно.
 
Как вам дался переход с любителей в профессионалы?
— Для меня и всех ребят кто там был, переход дался в принципе легко. Мы ведь были в боксе далеко не новички. Мы начинали с четырех раундов, а далее все шло по нарастающей 6, 8, 10 и закончилось двенадцатираундовыми поединками. То есть мы прошли все этапы боев. И так как у нас уровень был довольно высокий олимпийский чемпион, чемпионы мира то на четырехраундовых боях нам задерживаться смысла, не было. Против нас выходили совсем новички, и надолго их не хватало.
 
Методики подготовки советской школы бокса были на таком высоком уровне, что позволили вам удачно выступать и в профессиональном боксе?
— Не сразу, но в принципе вы правы. В профессионалах была нужна новая методика подготовки. Здесь в Союзе мы очень много тренировались, но.… Три раунда и все, мы просто умирали, и к концу последнего раунда боя уставали очень сильно. А в профи надо было изменить саму методику.
 
И, что вам предложил Александр Васильевич Зимин? Что-то, запретил, поменял или наоборот предложил новое?
— У сборной Советского Союза сбор был коллективный. Независимо от весовой категории всех гребли под одну гребенку, и все боксеры делали одну и туже работу. А в Японии Александр Васильевич к каждому из нас подошел индивидуально с тем, чтобы методика тренировок подходила, например именно мне и так же к Орзубеку Назарову, Руслану Таранову и ко всем остальным ребятам, и сделал это Александр Васильевич очень грамотно и качественно. Бег, работу на мешках стали делать совсем по-другому, спарринги проводили по 6, 8, или десять раундов в больших перчатках, на тех же мешках в больших перчатках били по десять раундов. Так что нагрузка была очень серьезная и индивидуальная.
 
Ваш первый бой в профессионалах состоялся в Токио, первого февраля 1990 года с таиландским боксером - Алланом Танака, которого вы нокаутировали в третьем раунде, вы помните этот поединок?
— С таиландцем? Да, конечно помню. Дебют в профи.
 
На протяжении всей вашей карьеры в профи вашими противниками в ринге были в основном боксеры Юго-Восточной Азии. Какие они, жесткие и не уступчивые?
— Да, в основном были таиландцы и Южная Корея. Например, с японцем я боксировал всего лишь один раз, и, как раз за звание чемпиона Японии, и еще были филиппинцы. В первых боях я их, что называется, выносил…Уровень, то у меня был высокий, я приехал в Японию в ранге чемпиона мира, а они ребята «четырех раундики». Я с ними боксировал один максимум два раунда на большее их не хватало. Одним словом рейтинговые бои.
 
Юрий Яковлевич, остановимся подробнее на 23 июня 1992 года. В этот день вы навечно вошли в историю российского профессионального бокса, став первым отечественным чемпионом мира в профессионалах, как это было?
— Мы очень хорошо подготовились к титульному поединку. Прошли сборы в горах, и я готов был просто на отлично, что и я сам чувствовал. На сборе в горах мы прошли очень сильную общую физическую подготовку, и я набрал очень много здоровья, а остальное оттачивали за месяц до боя на тренировках у себя в зале. Техника, тактика, работа в парах, спарринги и в итоге к поединку я подошел в полной форме. Я чувствовал, что к бою с Муангчай Киттикейзем, я готов. Поэтому бой за звание чемпиона мира в наилегчайшем весе по версии – WBC, сложился для меня нормально. С первого раунда поединка я чувствовал себя очень уверенно взял инициативу в свои руки, и повел бой. В конце первого раунда у таиландца был нокдаун, но счет не открыли, так как до конца раунда оставались две или три секунды. Я ударил, попал ему в область виска и он упал. Спас его гонг на перерыв. Далее рисунок боя не изменился, во втором раунде я шел вперед по нарастающей, давил и давил. В третьем раунде уже я пропустил удар, и рефери в ринге счет открыл уже мне, но ничего… Я встал и в ответ сделал нокдаун Муангчай Киттикейзему и он то же упал на настил ринга. То есть я отыгрался и третий раунд выиграл. Четвертый и пятый раунды я так же выиграл.
 
 Что вам предлагал - Муангчай Киттикейзем? Жесткую рубку?
— Он был очень техничный боксер и с обеих рук бил очень жестко. Очень. Единственный его изъян, что он стоял на ногах и не мог двигаться, как я.
 
Левша – правша?
— Он работал в левосторонней классической стойке, но вот с ногами у него были проблемы, а я двигался очень сильно, рывками и он за мной не успевал и в этом он мне проигрывал. А в ближнем бою и я это почувствовал сразу удары у него очень жесткие.
 
То есть в ближнем бою он мог вас перерубить?
— Да, мог бы. В ближнем бою он бил очень сильно, акцентировано и профессионально. Я в принципе не был еще готов к такому плотному, ближнему бою… Моя тактика была рассчитана больше на технику, но бил я тоже сильно. Я тоже рубака, но в этом поединке мы готовились не рубиться, и ставка была сделана на технику и на скорость. В седьмом и следующем восьмом раунде у него уже вариантов не было, я переигрывал его полностью. В последнем восьмом раунде все получилось спонтанно, и я  в принципе не рассчитывал, что получится нокаут. Я был готов боксировать все отведенные регламентом двенадцать раундов т.к. с физикой у меня было все абсолютно нормально, но в восьмом раунде таиландец  раскрылся.
 
И на чем вы его подловили?
— Был жесткий размен в ближнем бою и таиландец начал мне очень жестко бить по корпусу. … Один, два удара… я перекрывался и отвечал… Он все повторяет снова, я опять защищаюсь, ухожу, он идет на меня, и я ударил ему справа на встречу в разрез и попал точно в подбородок… и он упал на канвас.
 
Таиландский боксер пытался подняться?
— Нет, он уже не поднимался, и его попросту откачивали.
 
Бой проходил в Токио?
— Да, там.
 
И на чьей стороне была публика? Зал был большой?
— Да, зал большой. В этом зале проводят свои поединки борцы сумо, а до нас в этой же программе в андеркарте нашего боя с Муангчай Киттикейзем, боксировал голливудский актер - Микки Рурк.
 
Да… Фантастика. В тот период в Голливуде он был в самом расцвете. Суперзвезда большого экрана.
— А за счет него зал и был забит под завязку и на этом фоне я поднялся еще выше (смеется), и публика в зале болела за меня.
 
Юрий Яковлевич, в андеркарте вашего боя за звание чемпиона мира выступает в то время любимец женской половины планеты Земля -  Микки Рурк, вы первым в истории России завоевываете пояс чемпиона мира.… Из Москвы от Ельцина Бориса Николаевича поздравительная телеграмма на ваше имя пришла?
— Нет, время было тяжелое и там было не до этого, и профессиональный бокс у нас только, только начинался. Федерация профессионального бокса России, тогда еще только формировалась. Поэтому для них, скорее всего это была большая неожиданность. Только начали, и тут, раз и чемпион появился. Все это было неожиданно.
 
По эмоциям по накалу эта победа для вас самая яркая в вашей карьере?
— В профессиональном боксе да, безусловно, а далее последовали девять успешных защит титула чемпиона мира.
 
Девять или все-таки десять?
— Вообще я считаюсь десятикратным чемпионом мира. Один раз выиграл и девять раз защитил титул чемпиона мира.
 
Ваша последняя успешная защита звания чемпиона мира в наилегчайшем весе по версии WBC, прошла 26 августа 1996 года все в том же Токио, в бою против  японского претендента - Такато Токуси, которого вы нокаутировали в девятом раунде.
— Да и после этой победы я почти год не боксировал. Сломал руку в этом бою и долго лечился. А потом был мой последний в карьере титульный поединок, который я проиграл.  
 
Что этому поспособствовало? Год вне ринга, сломанная рука и проблемы со здоровьем? Или вы уже внутренне подошли к тому, что все, пора заканчивать?
- В принципе я был готов не плохо, мы прошли сборы в Японии, и во Франции, куда мы ездили специально, но мне чего-то не хватило… Скорее, что здоровья… Я уже, как говорят спортсмены «истощился».  Пройдя все сборы, я вышел на бой истощенный, и у меня не было желания упираться, побеждать. Мой организм устал, и бороться в ринге мне было не чем.
 
Юрий Яковлевич, какие у вас остались воспоминания о вашем периоде жизни в Японии?
— Я жил в Токио. Воспоминания.… Очень развитый технически и коммуникационный  огромный мегаполис с очень высоким уровнем жизни. Все сделано по самым последним стандартам и технологиям нашего времени. Жить комфортно, все удобно. В общем, воспоминания очень приятные.
 
Любителей и профессионалов отличают не только уровень, накал поединков и количество проведенных в ринге раундов, есть еще один очень важный фактор – финансовый. Сопоставимы гонорары тех лет с тем, что зарабатывают боксеры в наше время?
— В то время уровень гонораров распределялся исходя из твоей весовой категории, и боксеры малых весов получали не такие большие деньги, как боксеры более тяжелых весовых категорий, но, тем не менее, для боксера это все равно был заработок.Столько заработать в обычной жизни очень сложно. Да не такие уж и большие гонорары, но.… Все же это нормальный заработок.
 
Среднюю сумму в те годы за бой не назовете?
— Заработок начинается, когда ты станешь чемпионом мира. Мне платили десять тысяч долларов только за титул, ну и моя ежемесячная зарплата после завоевания титула составляла 3,5 т. долларов. По тем временам это было нормально. Тем более для малых весов. В основном зарабатывала компания т.к. именно она в тебя вкладывает деньги и на протяжении трех лет она стабильно платит тебе зарплату и она же доплачивает небольшие деньги за бои. И естественно, когда компания вкладывает в тебя деньги и выводит на бой за звание чемпиона мира, и, когда ты им становишься, она должна получить вложенный в тебя капитал обратно. Все просто.
 
Обид у вас никаких нет?
— Что вы, какие там обиды. Это обоюдное согласие. Промоутеры ведут тебя по рейтингу и обеспечивают всем необходимым. Тебе остается только тренироваться и успешно выступать в ринге. Они подбирают тебе рейтинговые бои, организовывают матчи за звание чемпиона мира и, если бы не они, то ничего бы не было вообще. Не было бы никакого профи, и заработать было бы сложно.
 
Предложения остаться в Японии после окончания карьеры вам поступали?
— Я мог там остаться и без предложений, так как моя супруга японка. После завершения моей карьеры мы жили сами по себе, арендовали квартиру и.т.д., и после того, как спортсмены заканчивают выступать жизнь у всех складывается по разному. Найти себя после бокса очень сложно.
 
Вы пытались?
— Конечно. После завершения карьеры я прожил в Японии ни много, ни мало, а целых пять лет. Незнание разговорного языка… это очень сложно. Попытаться найти себя в том же бизнесе.… Но язык.…Это был невосполнимый пробел.… И в боксе в Японии устроиться тоже очень сложно.
 
Для этого надо быть своим и родиться там? Или, как говориться иметь «подвязки»?

— Это все было, но надо было проявлять инициативу, что-то предложить клубу, где ты боксировал. Предложить какой - то проект, но в то время только, только закончив карьеру.…Да ты и делать то ничего кроме бокса не умеешь, и предложить другой вариант я уже не мог.… Надо было начинать все с начала. Поэтому я и решил, как говориться ничего там не «мутить» и вернуться в Россию. Все это осмыслить и попытаться что-то сделать. Да и деньги у нас уже подходили к концу. Когда перспектива не просматривается надо, что-то менять.… Оставаться там, в неведении не зная, что будет дальше и в итоге остаться за бортом не удел.… Чтобы годы ушли, как вода в песок.… Нет.… Вот поэтому я и решил вернуться.

Подготовил Христиан Юла

Продолжение следует

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Комментарии
Читайте также
b4a8f662eb47b5d8
закрыть