0
1 | Август | 2012 09:44

Андрей Курнявка: Жалею о том, что не перешел в профессиональный бокс

 andrey.jpg

Чемпион СССР, чемпион Игр Доброй Воли, чемпион Европы, чемпион мира Андрей Курнявка за свою любительскую карьеру провел 350 боев. Легендарный советский боксер, оличавшийся жестким ударом и большим количеством досрочных побед, рассказал в своем недавнем интервью изданию Вечерний Бишкек, какую роль в его жизни сыграл спорт.

— В Кыргызстане вас почитают многие не только ваши сверстники, но и молодые боксеры. Расскажите, пожалуйста, о том, как вы пришли в мир спорта. И почему выбрали именно бокс, ведь немало других видов спорта?
— Мой старший брат занимался плаванием. Когда я учился во втором классе, пришел к нему на соревнования. Тренеры поинтересовались, почему я тоже не занимаюсь плаванием. Естественно, на следующий день пошел записываться в секцию. Я должен был ходить на плавание без всяких оговорок, поскольку так мне велел старший брат.

Моим первым тренером была Дамира Султанова, с третьего класса меня перевели в спортивный класс школы №57, которая находится в районе парка им. Фучика. Вот тогда и началась моя спортивная жизнь. Рано утром вставал, шел на остановку и ждал автобус. В 7.15 мы уже должны были быть на воде. После тренировки нас везли завтракать во Дворец спорта, тогда питание было бесплатным. Затем специальный автобус отвозил нас в школу. В младших классах мы учили всего четыре предмета, остальное время уходило на тренировки. Мы тренировались дважды в день, кроме выходных. Конечно, уставал сильно. Приходил домой и спал, вместо того, чтобы делать уроки. Поэтому в школе я учился не очень хорошо.

7 лет занимался плаванием. В восьмом классе сдавали норматив мастера спорта. Мне не хватило буквально 0,03 секунды. Тогда мы учились за счет государства. Если спортсмен не показывал результатов, его не держали в спецклассе. Нас перевели в обычный класс, из 30 человек в спортивном классе остались примерно 10. Отчисленные пошли в основном в пятиборье и троеборье.

— Именно в это время в вашей жизни и появился бокс?
— Когда еще плаванием занимался, мы по выходным надевали перчатки и дрались район на район. Бились мы тогда до первой крови. Если кто-то падал, его никто не трогал. У меня был один сильный духом соперник, у которого был один минус — нос был слабым. Когда мы выходили, я всегда старался попасть ему в нос и всегда выигрывал у него. Думаю, мой брат гордился мною.

Иногда дрались старшие братья, а мы смотрели, можно сказать, учились защищать честь района. Тогда все было по-честному — без дубинок или ножей. Можно сказать, что эти драки подтолкнули меня пойти в бокс, когда меня отчислили из спецкласса.

Еще у меня был друг Алик Темиргелиев. Многие в городе знали его, он был талантливым спортсменом. Если бы он усердно работал, достиг бы еще бОльших результатов, чем я. Мы с Аликом вместе участвовали в этих драках. Он в течение семи лет звал меня с собой заниматься боксом. Я ему всегда говорил: «Вот когда меня отчислят, пойду в бокс». В восьмом классе это время пришло. 2 или 3 сентября 1983 года я пришел в зал бокса.

— Как прошла ваша первая тренировка?
— Это было на «Спартаке». В то время не было таэквондо, каратэ или кикбоксинга. Бокс был самым мужественным видом спорта. Нас было много, поэтому тренеры в первый же день проверяли новичков на выносливость и боевой характер.

Меня тренер спросил: «Умеешь боксировать?». Я ответил, что умею, хотя тогда просто умел кулаками махать. Ну мне и устроили бой с парнем примерно моего возраста. Потом я узнал, что он был кандидатом в мастера спорта. В тот день он меня очень сильно побил, впервые у меня столько крови было. Мама была в шоке, она не хотела, чтобы я занимался боксом. Но на следующий день я снова пришел в зал.

Где-то через два месяца я побил мальчика, который в первый день меня отправил домой в синяках и крови. Я был очень доволен, что его побил. Не думайте, что я такой кровожадный, просто это мой характер. Если бы тогда не дал сдачу, потом чемпионом не стал бы. Буквально через полгода начал выступать, а через год уже стал чемпионом Киргизской ССР.

— Попасть в сборную СССР было очень трудно. Как вам это удалось?
— В Советском Союзе было несколько обществ. Я состоял в обществе Трудовых резервов, так как мой тренер там числился. Участвовал во Всесоюзных играх трудовых резервов 1983 года. В 1985 году меня взяли на Всесоюзные юношеские игры, там от нашей республики участвовали 12 боксеров. Я единственный взял медаль — бронзу. После этого меня заметили и пригласили в сборную СССР. На следующий год я стал победителем первенства Советского Союза, также стал чемпионом Европы среди юниоров. На этом моя карьера в юниорском боксе закончилась. Меня перевели во взрослую сборную СССР.

— И как развивалась ваша карьера в «большом» боксе?
— К 1987 году мой вес стал 81 кг. Но в сборной СССР в такой категории выступали Ринат Тришев, Нурмагомед Шановазов, Виталий Качановский, Андрей Караваев. Один из тренеров сборной СССР предложил мне перейти в весовую категорию 75 кг, потому что при таком раскладе звезд советского бокса в весе до 81 кг мне было делать нечего. Я согнал 13 кг, потому что был стимул. Я понимал, что в сборной в этой весовой категории у меня только один соперник - Руслан Тарамов. На чемпионате СССР 1988 года у меня первый бой был с ним. Я уступил ему 2:3, тогда у меня был шанс, но я не смог использовать его. В том году Тарамов ушел из бокса, а я начал готовиться к чемпионату следующего года.

Чемпионат СССР 1989 года проходил во Дворце спорта во Фрунзе. Зрителей было очень много, люди даже в проходах стояли. В этом чемпионате все наши проиграли, кроме меня и Орзубека Назарова. Но Орзубек проиграл Константину Цзю. А я смог одолеть боксера из Казахстана.

Тогда в мировом боксе было два лидера — Анхел Эспиноса и Генри Маске. На чемпионате Европы того года я встретился с Маске. Проиграл ему в полуфинале и взял бронзу.

— В 1989 году в финальном бою чемпионата мира вы выиграли у легенды любительского бокса кубинца Анхеля Эспиносу и стали чемпионом. Как вы шли к этой победе?
— Не обошлось без сложностей. В основном составе сборной СССР был единственный москвич Андрей Киселев — именно в моем весе. Он был слабее меня, но тренеры хотели выставить москвича, так как чемпионат проходил в Москве. Спасибо моему тренеру Михаилу Федоровичу, что не дал мне сорваться. Хотя тогда ко мне другие тренеры приставали, что я и ем не так, и пью неправильно, даже моя походка им не нравилась. За десять дней до чемпионата мира я еще не знал, буду ли выступать.

Нам сделали официальный спарринг с Андреем. Бой был честным. Во втором раунде мой соперник три раза упал на ринге. По правилам бокса после трех нокдаунов боец считается проигравшим. Так что на чемпионат попал я.

В моем весе был единственный лидер — кубинес Анхел Эспиноса, который никому не отдавал победу в течение пяти лет. Немцы же поступили технично — перевели Генри Маске в категорию 81 кг, он, кстати, и стал победителем в этом весе.

Первый свой бой провел с американцем. Считаю, достойно выиграл. Во втором бою боксировал с венгром и вышел в финал, где меня ждал нокаутер Эспиноса. Все его боялись. В меня никто не верил, кроме моего тренера Михаила Федоровича Гашлома. Первый раунд у нас прошел в разведке, присматривались друг другу. Наверное, Анхел не ожидал, что в СССР есть Курнявка, который сможет дать ему отпор. Когда я отдыхал после первого раунда, понял, что смогу его победить. Во втором раунде начал наращивать темп. Анхел поступил неправильно, начал со мной драться. Мне оставалось только защищаться и бить. В третьем раунде я отправил его в нокдаун и выиграл. Разрыв в счете был у нас большой. Я стал чемпионом мира.

— В 1992 году была Олимпиада в Барселоне, но вы в ней не участвовали. В чем причина?
— СССР распался и меня не взяли, хотя я был первым номером. Моему тренеру тогда говорили, если он даст $10 тыс., поедет его ученик. На Олимпиаду поехал Ростислав Зауличный из Украины. На протяжении 10 лет мы вместе тренировались, я его всегда выигрывал. На той Олимпиаде Зауличный стал вторым. А у меня осталось ощущение, что у меня отобрали олимпийскую медаль. Я бросил бокс, у меня началась другая жизнь, ни разу не тренировался.

Перед следующей Олимпиадой случайно встретил президента Всемирной ассоциации бокса Чаудри. Он меня узнал, спросил, почему я перестал выступать. Я попросил дать мне возможность выступить на Олимпиаде. Чаудри пообещал, что если появится вакантное место, то оно будет моим.

Я не поверил, что это возможно. И к Олимпиаде не готовился. Но Чаудри сдержал свое слово и буквально за две недели до начала Олимпиады прислал мне именную путевку. Тогда у нас премьер-министром был Джумагулов, он вызвал меня и лично просил поехать на игры. В оставшееся время я провел всего пять тренировок. Потом улетел в Атланту, там провел еще две тренировки.

В первом же бою попал на двукратного чемпиона мира и олимпийского чемпиона Феликса Савона. Первый раунд я выиграл, но во втором и третьем он меня по очкам победил. Я сам виноват, потому что надо было готовиться, тренироваться. В том году закончилась моя боксерская карьера.

— Многие боксеры из любительского спорта переходят в профессиональный. Почему вы не поступили так?
— В 1991 году, после чемпионата мира, проводился товарищеский матч между боксерами, которые попали в финал. На эту встречу приехал звезда мирового бокса Холифильд. Он выбрал меня в качестве спарринг-партнера. Хотел в дальнейшем взять на себя мое обучение на профессиональном ринге. Но меня остановили тренеры, особенно Копцев. Сказал, что Олимпиада на носу и я должен буду выступать там, после чего могу перейти в профессиональный бокс. Потом Копцев принял другое решение.

— О чем вы жалеете больше всего?
— Для спортсмена самое высшее достижение — олимпийская медаль. Из-за этого я не ушел в профессионалы. Больше всего жалею, что у меня нет олимпийской медали. У меня есть медали всех крупных чемпионатов и турниров. А вот олимпийской нет.

Кстати, у нас в Кыргызской ССР в то время был очень сильный штангист. Правда, не помню, как его звали, его тоже не взяли на Олимпиаду в 1992 году. В то время у нас президентом Национального Олимпийского комитета был Эшим Кутманалиев. Когда на собрании представителей НОК стран СНГ решался вопрос, кто поедет на Олимпиаду, Кутманалиев просто не посчитал нужным замолвить словечко за нас — двух сильнейших спортсменов, которые выступали в сборной СССР первым номером. Он ничего не сделал, не отстоял своих спортсменов.

Еще жалею о том, что не перешел в профессиональный бокс.

— Если повернуть время вспять, что бы вы изменили в своей жизни?
— Я бы снова выбрал бокс, но тренировался бы еще больше. Наверное, исправил бы все совершенные ошибки, о которых сейчас вспоминаю и кусаю локти. 

Источник: Вечерний Бишкек

Фото: Boxing-fbr.ru

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Ранее по теме
Комментарии
Читайте также
b4a8f662eb47b5d8
закрыть