0
12 | Июнь | 2013 16:36

Ибрагим Ибрагимов: Как-то вот меня замкнуло — и все это произошло

Несколько недель назад во время четвертьфинального поединка M-1 Grand Prix 2013 Ибрагим Ибрагимов, после того, как поединок был остановлен не в его пользу, нанес удар головой своему противнику Денису Смолдареву. Позже руководство М-1 Global приняло решение разорвать контракт с Ибрагимовым и пожизненно дисквалифицировать его. Представляем вашему вниманию интервью Ибрагимова, которое он дал prosports.ru после случившегося.

— Ибрагим, где вы сейчас находитесь?
— Я в Москве до сих пор. В Дагестан не поехал. Работаю тут. — Кем вы работаете?
— Это военная тайна.

— Что произошло в бою со Смолдаревым?
— Там ничего такого не было, чтобы этот бой остановить. Ни царапины на лице. Я не чувствовал никакого нокдауна. Не знаю, почему судья остановил. Удары шли в лоб, я не терялся. Я пытался выходить из этого положения - может, потихонечку и вышел бы. Но вообще я мог бы так долежать до конца раунда.

— Но судья остановил бой и вы побежали к Смолдареву.
— Да. Хотел драться.

— На что вы рассчитывали? Если бы он согласился, вы что - продолжили бы драться?
— Эммммм... Да.

— Если бы вы победили Смолдарева, а он бы к вам подбежал - вы бы продолжили драться?
— Да. Я бы не отказался.

— Зачем вы его боднули?
— Даже не знаю. Там уже такое состояние было… Замкнуло меня.

— Вы в тот же момент поняли, что будут последствия?
— Да.

— Федор Емельяненко сразу сказал, что вас нужно пожизненно дисквалифицировать.
— Блин, даже не знаю. Наверное, они хотели, чтобы Смолдарев выиграл. До начала боя. И Финкельштейн, и Федор. Я так думаю.

— Может быть, Федору не понравилось то, что вы боднули человека?
— А как вы думаете - пожизненное за такое это нормально? Ну, год. Два. Но не пожизненно.

— Ибрагим, если бы всем давали за такое год-два, то эти случаи повторялись бы. Вы не допускаете мысль, что это наказание выбрали для того, чтобы такого больше не было?
— Если бы я знал, что будет пожизненное, я бы и судью там...

— Правда?
— Ну да, а что. Что-нибудь сделал бы.

— Вы узнавали - можно ли отменить эту дисквалификацию?
— Да нет. Мне особо разницы нету. Наверное, в других организациях буду драться. Предложения есть.

— Эти предложения финансово выгоднее, чем М-1?
— Намного.

— Какой гонорар был у вас за последний бой?
— 2000 долларов. Для тяжеловесов как-то смешно даже.

— Вам их заплатили?
— Заплатили.

— Где все-таки намерены драться?
— Думаю, позже буду в Беллаторе выступать. Я перед боем со Смолдаревым травмирован был, даже не тренировался. Недельку побегал потом - и вот вышел. Я звонил туда: снимите, говорю, меня с турнира, я не готов. Но они сказали, что реклама уже запущена, надо выходить драться. Не подводите, говорят, нас. Хорошо, говорю, ради этого я выйду.

— Вы пытались обсудить произошедшее с самим Смолдаревым?
— Не пытался. Увижусь - поговорю. Я чувствую свою вину перед ним.

— Вы понимаете, что он тут вообще ни при чем? Не он останавливал бой.
— В общем, да. Как-то вот меня замкнуло — и все это произошло. Я просто хотел драться.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Комментарии
Читайте также
b4a8f662eb47b5d8
закрыть