0
24 | Декабрь | 2015 09:26

Фабрисио Вердум: После Веласкеса готов встретить Джонса

Чемпион UFC в тяжелой весовой категории Фабрисио Вердум воспринимает вторую встречу с Кейном Веласкесом как вторую защиту пояса чемпиона. В интервью Фабрисио рассказал о том, как изменилась его жизнь после завоевания пояса, поделился планами и прогнозами на февральский бой с Кейном и сравнил победу нед ним с победой над Федором Емельяненко.

О статусе чемпиона:
«Мне нравится, когда меня называют чемпионом, я ради этого много работал. Я доказал, что перед боем с Кейном не просто говорил о победе. Наша встреча должна была состояться в прошлом году в Мексике, но он не вышел на бой из-за травмы. Думаю, что травма была, но такова была стратегия. Я побил тогда Марка Ханта и завоевал пояс временного чемпиона. Тогда мне начали говорить ,что я не настоящий чемпион и должен победить Кейна. Я сделал и это».

О своих секретах успеха:
«Два секрета: тренировки и [мой тренер] Рафаэль Кордейро. Он всегда в меня верил и существенно изменил мои навыки. Меня называют бойцом джиу-джитсу из-за того, что я часто веду сражение в партере. Нужно понимать, что это мой инстинкт — переходить в партер. Иногда слишком сложно вести бой в стойке и я затягиваю соперника в партер. Это мои базовые навыки. Я приглашаю соперников в партер. пожалуйста, наноси удары в партере сколько хочешь, но они отказываются и я не знаю почему (улыбается). Я долго тренировался с Рафаэлем Кордейро и всегда в себя верил. Верил, что могу стать чемпионом и я добился этого. Теперь стоит сложная задача — сохранить позиции. Можно завоевать пояс, но сложнее — удержать его.
В бою с Марком Хантом мой мотивацией был пояс. Все называли его поясом временного чемпиона, но для меня он был поясом настоящего чемпиона. А первая защита пояса — бой с Кейном Веласкесом. А февральский бой с Веласкесом станет второй защитой пояса, хотя я знаю, что статистика ведется иначе. Но на мой взгляд, дело обстоит именно так».

О статусе андердога:
«Я всегда бьюсь в статусе андердога. Даже сейчас, в статусе чемпиона, наверно меня сочтут андердогом. Но я не против, меня это только больше мотивирует. После завоевания пояса меня приглашают очень часто на интервью и семинары. Так что я теперь богат (смеется) Это шутка. Если серьезно, да, все существенно поменялось после победы. До титула стоимость моего участия на семинарах была одной, но после — иная. Мне эта ситуация больше нравится.

Сейчас есть примерная дата боя и я полностью вернулся к тренировкам, думаю только об этом. Пока неизвестно, либо 6 февраля в Лас-Вегасе, либо в марте в Бразилии. Я уже начал тренировки и буду готов к любой дате».

О влиянии высокогорья:
«Все говорят о высокогорье, но почему все говорят, что только на него сказалось высокогорье? [Прибыть на место боя раньше] это стратегия боя. Ради этого я потратил очень много, 50 тысяч долларов. На эти деньги я обеспечил команду всем необходимым в Мексике. Это инвестиция и очень хорошая. Тренер Веласкеса сказал перед боем, что он в отличной форме. Я хоть и плохо знаю английский, но это я понял из его интервью. Все говорят, что он был в плохой форме, но его тренер сказал иначе».

О поворотном моменте в бою с Веласкесом:
«Я много тренируюсь, а это придает уверенность. Я представляю заранее, как может сложиться поединок. В первом раунде я ожидал от него высокого ритма, он так всегда дерется. Но в Мексике, я по себе знаю, после недели тренировок чувствуешь себя так, будто умираешь. Так что я ждал своего момента и я закрыл «гильотину». Думаю, что в повторной встрече он будет делать все то же самое. Думаю, многое он менять не станет.

В нашем бою мне понравилось то, что секундант Веласкеса Даниэль Кормье много лет назад показывал мне, как нужно защищаться от тейкдауна. Мне нравится Кормье. Он всегда ведет себя одинаково, независимо от того, с кем общается. Он может шутить так же, как шутит с Веласкесом».

О целях:
«Мне нужно снова побить Веласкеса и тогда я стану лучшим тяжеловесов мира, да и в истории ММА. После боя с Веласкесом мне понравилось бы сражение с Джоном Джонсом, почему нет? Он хороший боец и довольно большой. Я его воспринимаю только как тяжеловеса, и всегда в интервью говорю об этом. Джон Джонс — тяжеловес, который сбрасывает вес для боев в полутяжелой весовой категории. Он такого же роста как и я, а сейчас весит наверно около 230 фунтов (104 кг). Не знаю, должен ли быть такой бой титульным, должен ли он проходить в промежуточной весовой категории. Если он перейдет в тяжи, то я встречу его. Я вежу 245 фунтов (111 кг)».

О сравнении победы над Федором Емельяненко и над Кейном Веласкесом:
«Перед боем с Кейном мне задавали такой вопрос, а я отвечал, что не знаю, ведь еще не победил. Теперь я могу сказать, что особенной победой стала победа над Федором. Это был лучший момент в моей жизни. победа над Веласкесом тоже важна, но эмоции были другими. После победы над Марком Хантом я плакал, но не так было с боем с Кейном. Я был уверен в себе, а люди сочли, что я заносчив. Я представлял себе заранее все, что и произошло в бою с Кейном».

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Ранее по теме
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
b4a8f662eb47b5d8
закрыть