Дмитрий Бивол:  Я очень рад, что оказался в профессиональном спорте
0
17 | Июнь | 2016 07:41

Дмитрий Бивол: Я очень рад, что оказался в профессиональном спорте

Всего лишь в седьмом своем профессиональном поединке популярный полутяжеловес Дмитрий Бивол сумел добыть титул, хоть и временного, но все же чемпиона мира по одной из самых уважаемых версий — WBA. На ринге столичного дворца «Мегаспорт» 25-летний питерец в двенадцатираундовом бою ­отобрал пояс у непобежденного ранее доминиканца Феликса Валеры

Гематому обнаружил после боя

— Дмитрий, давайте еще раз вспомним, как проходил ваш титульный бой против Феликса Валеры. Первый раз в карьере вы боксировали все двенадцать раундов. Как ощущения?
— Во время подготовки мы очень много работали десятираундовых боев. Выходит, что я притерся к такой марафонской дистанции еще в ходе тренировок, — раскрывает секреты подготовки Бивол. — Поэтому и во время боя все шло очень легко и гладко. Не было такой усталости, когда думаешь: «Сколько там еще осталось? Пять? Шесть раундов?»

Я мог сосредоточиться только на тактике. Увидел, что в защите соперника есть дыры, сразу стал туда пробивать. Когда нужно было просто работать — делал спокойно свое дело. Боксировал, боксировал, и вдруг раз — бой закончился.

Конечно, в какой-то момент я немного подустал. Это была середина восьмого раунда и начало девятого, но потом снова набрался сил и опять нормально продолжил бой.

— У Валеры до встречи с вами не значилось ни одного поражения, к тому же доминиканец был действующим чемпионом. Не испытывали страх перед таким «монстром»?
— Страха не испытывал. Но очень важным был тот факт, что Валера никогда не проигрывал. Все-таки когда человек почувствовал горечь поражений, то выходит на ринг уже с другим настроем. Феликс бился до последнего. Не хотел признавать, что может проиграть. Не забывайте, что практически все победы у него добыты нокаутом. Это стимул очень сильный!

— Когда Феликс понял, что по очкам проигрывает, то сразу сменил тактику?
— Конечно, секунданты подсказывали ему, как дальше вести бой. В какой-то момент Валера реально скис. Я запомнил его лицо, когда он растерянно оглянулся на свой угол. А оттуда тренеры ему очень эмоционально кричали: «Давай, парень, соберись! Вперед!»

После нокдауна в восьмом раунде — похожая ситуация. Валера сидел на коленях и снова растерянно смотрел на своих. И опять секунданты его подбадривали, как могли.

— Помогло?
— У Валеры вдруг проявилось чувство собственного достоинства. Он как будто проснулся после нокдауна. Доминиканец полез в ближний бой, я принял вызов, мы пошли в размен. Это, кстати, говорит о высоком уровне боксера, который не хочет проигрывать просто так, хочет попробовать разные тактики. И не сдаваться!

— В этой рубке Валера пару раз серьезно достал вас?
— Вы про синяк? Эту гематому, если честно, я обнаружил лишь после боя. Получил ее, когда бросился добивать Валеру. Он начал бить, и я тоже не хотел отступать. Завелся! Вот и зевнул пару ударов. После боя понял, что нужно действовать более хладнокровно. Я допустил ошибку, ринувшись вперед с открытым забралом, не думая о последствиях. Были сильные удары, которые я, конечно, пропускал. Но все прилетало по моей глупости на самом деле. Хорошо то, что хорошо закончилось. В итоге я победил, пусть и по очкам.

В любителях не знаешь, к кому готовишься

— Кроме коварных латиноамериканских бойцов, вы уже успели ощутить все прелести профессионального бокса? Например, постоянные переносы сроков боя. Готовишься, готовишься, выводишь себя на пик формы, а встреча сорвалась.
— Согласен. Даже в моей недолгой карьере уже случались переносы. Но вы знаете, это такие мелочи, на которые я не обращаю внимания. Скорее наоборот, мне некомфортно жилось в любителях, когда говорили: «Ты готовишься к чемпионату мира. Это решено, едешь на сборы». Ты готовишься, а потом объявляют состав команды, где не твоя фамилия, а другого человека.

В профи проще. Есть контракт — рано или поздно будет бой!

— Многие вчерашние любители говорят, что им очень нравится сама атмосфера профессионального бокса: церемонии взвешивания, пресс-конференции, фотографирование перед боем, дуэль взглядов с соперником, длинноногие ринг–герл. Как вы себя ощущаете в этом шоу?
— Не могу сказать, что меня сильно увлекает шумиха, но действительно в профи наша работа больше ценится. К нам привлекается больше внимания. Если взвешивание, то это, поверьте, шикарная церемония. Телекамеры, фотоаппараты, пресса. Приходят люди, готовые платить деньги, чтобы посмотреть не только на бой.

— А как в любителях?
— В любителях все наоборот. В семь утра взвешивание. Никто ничего не видит. Быстренько отбоксировал один бой, другой, третий. Я не говорю, что в любителях легче. Может быть, даже и сложнее. Там ты не знаешь, к кому готовишься. Ведь неизвестно, на кого попадешь. Сегодня твой соперник двигается на ногах, завтра тебя ждет боксер, который лезет вперед, как танк. Темповики, игровики... Все разные!

В профессионалах в этом смысле легче. Ты конкретно знаешь, с кем бьешься. Целенаправленно готовишься к человеку, против которого ты выходишь на ринг. Поэтому организаторы уделяют максимальное внимание героям предстоящего события. Лично я очень рад, что оказался в профессиональном спорте.

«Лоботрясы, вы что делали в Америке?»

— У вас отличная команда, которая так и называется — Bivol Team. В вашем штабе работает чемпион мира по версии IBF в весе «супермухи» Дмитрий Кириллов.
— Димка вообще классный человек! У меня по субботам кроссы, а потом я делаю прыжковую работу. Дима как раз дает прыжки. Это та работа, которую он сам отлично выполнял в свои профессиональные годы.

Я сейчас уезжаю в Германию, но когда вернусь, начну сам бегать кроссы, втягиваться опять в работу. И буду ходить в зал к Кириллову заниматься ОФП. Димка такой человек, который прошел всю эту работу, знает, какие мышцы надо нагрузить, понимает, что конкретно нам, боксерам, нужно. И самое главное — готовит нас в шутливой форме. У нас отличная атмосфера тренировок.

— А знаменитые байки от Кириллова?
— Это да! Я помню, мы тренировались в Лос-Анджелесе. Дима не ездил, но мы переписывались. Шлю ему эсэмэску: «Мы здесь много вкалываем». Он отвечает: «Ну, приедешь — будешь, как машина». Я пишу: «Да, здоровый вернусь». Приехал в Питер, потренировался с Димой и говорю: «Может, дашь что-нибудь серьезное?» Кириллов: «Да, давай тридцать раз на пресс, тридцать раз на ноги, тридцать отжиманий». Я чуть не взмолился: «Что-то много». Он смеется: «Ну давай хотя бы двадцать».

Потренировались. В итоге я так и не смог сделать весь его комплекс. Он меня спрашивает: «Вы что вообще делали там, в Америке? Ко мне старички приходят под шестьдесят лет, легко кроссфит щелкают, а вы не можете! Лоботрясы». Димон любит так иногда жестко подколоть.

— Кириллову можно! Дима ведь стал чемпионом мира. Говорит вам: терпите, ждите, исполнится и ваша мечта?
— Конечно. Мы беседовали на разные темы. Кириллов рассказывал, кто и как может себя повести в сложной ситуации, вспомнил и плохие моменты профессионального бокса, что с ним случалось негативное. А я все перевариваю и мотаю на ус, чтобы со мной такого не повторилось. Потому что у Димы тоже судьба непростая. Но это личное. Не хочу выдавать его тайны...

— Наверное, в свободный вечер и ваш тренер Геннадий Машьянов может рассказать много интересного?
— Точно, Геннадий Юрьевич знает очень много историй. Особенно интересно слушать, как в 90-е годы они были первопроходцами в Америке. Машьянов делает большую работу не только как тренер. Он у нас еще и психолог. Иной раз может выступить как друг, шутит вместе с нами. Это здорово, когда тебя окружают такие люди. У меня удачно складывается профессиональная карьера, потому что есть эта каменная стена.

Есть промоутер наш Андрей Рябинский, есть менеджер Вадим Корнилов, которому мы действительно доверяем, есть такие люди, как тренер Машьянов. Мы очень дружны с тяжеловесом Сергеем Кузьминым. Вместе тренируемся, отдыхаем. Есть Димка Кириллов, который через все это сам прошел и тоже искренне делится своим опытом. Подскажет, где нужно чего-то остерегаться, а где необходимо только работать. Благо мне не нужно голову забивать какими-то бумагами, договорами, есть люди, которые всем этим занимаются. А мне сейчас нужно просто тренироваться и боксировать.

Мама — кореянка, папа — молдаванин

— В ваших жилах течет азиатская кровь. Вам помогает восточная философия или вы уже давно мыслите, как европеец?
— Точно! Внешность у меня восточная. Но глубоко в душе я всегда считал себя русским. Потому что всю жизнь я говорю на русском языке, другого и не знаю. Я в Петербурге прожил сознательные годы, здесь учился в школе, получил образование. Считаю себя петербуржцем. Хоть родился в Киргизии и благодарен этой стране за то, что она грела меня теплым солнцем, кормила вкусными овощами и натуральными продуктами. Но вы знаете, глубоко в душе я всегда считал себя петербуржцем. Даже помню, в детстве, когда отец смотрел футбол, спрашивал его: «Пап, а кто там на поле?» — «Наши!» А играла Россия, скажем, с Францией или Германией. И вот это «наши» с детства запало в сердце.

— Кто же вы по национальности?
— Мама, Елена Вячеславна, — кореянка, а отец, Юрий Иванович, — молдаванин. Поэтому и фамилия молдавская. А в Киргизии оказались, потому что мама сама из Токмака. Хотя ее предки из Кореи сначала переехали в Казахстан, а потом оказались в Киргизии. Отец из Молдавии отправился учиться в Бологое. И мама по случаю приехала в Бологое. Там и познакомились. В итоге они перебрались к маме в город Токмак. Там уже и родились мои сестры Олеся, Вероника и я. Сейчас мама и папа живут в Петербурге, куда мы переехали в 2002 году.

Кстати, тогда же отцу и посоветовали записать меня в знаменитую секцию бокса Дворца пионеров, где я стал серьезно тренироваться у заслуженного тренера России Николая Петровича Исаева.

— Почему вы выбрали бокс?
— Помню, как часто мы собирались с семьей у телевизора еще в Киргизии. Тогда, в 90-е годы, были модными фильмы с Джеки Чаном. Я просто фанател от его героев. Мне так нравилось, как он ловко разбирается со злодеями. Хотелось тоже уметь так делать. На улице с мальчишками всегда обсуждали эти фильмы, старались повторить удары и трюки. Я записался в секцию ушу, но, позанимавшись месяц, понял, что это не мое. Ноги у меня не «летают». А в соседних залах тренировались боксеры.

Вот у них жизнь кипела! То соревнования, то сборы.

А у нас в ушу — тишина, никаких соревнований. Поэтому я решил перейти в бокс. Не скрою, что в Ток­маке мне сильно помогли навыки бокса, всякое случалось на улицах.

— У вас прекрасная любительская карьера. А где хранятся ваши награды?
— Все медали и кубки находятся в родительском доме. Этому есть две причины. Во-первых, я завоевывал эти награды, когда маленький жил с родителями. А вторая причина — сейчас я живу в однокомнатной квартире с женой и ребенком. Там вообще негде складировать призы. Но если честно, меня всегда что-то останавливало, когда я хотел забрать награды. Твердо решил: пусть лежат всегда у родителей. Вижу, как они трогательно оберегают мои призы. Папа даже сделал своими руками специальные полочки.

Когда родители смотрят на медали, у них есть моральное право говорить, что это их заслуга тоже!

Подходит Микки Рурк: «Можешь поспарринговать со мной?»

— Во время подготовки к бою с Феликсом Валерой вы жили в Лос-Анджелесе. Удалось пообщаться со звездами спорта и кино?
— Расскажу про Микки Рурка, с которым я познакомился еще в Москве. А потом уже в Америке он просто зашел в наш зал и говорит мне как старому другу: «Привет! Можешь поспарринговать со мной?»

Я слегка опешил, но вышел с ним в ринг. Разумеется, поработали в легкой форме, человеку ведь 62 года исполнилось. После этого Рурк, как увидит меня издалека, машет рукой: «Привет, френд! Как дела?» Классный дядька такой!

Помню, как пришел в зал знаменитый актер Голливуда Марк Уолберг. А всем вообще «по барабану», кто там забежал на огонек. Уверен, что у нас бы сразу все бросили тренировку и начали «фоткаться».

А Уолберг так же незаметно и ушел. Это норма у них.

Еще помню, мы стоим в зале и заходит Шейн Мозли. Я думаю: «Ого! Мозли — живая легенда!». А люди на него — ноль внимания. Прошло полчаса — он как-будто испарился. Я даже сфотографироваться с ним не успел. Но уже в этот раз, когда мы были в Лос-Анджелесе, я спарринговал с его сыном Шейном Мозли-младшим. Потом все-таки сфотографировались все втроем. Хорошая будет память.

— Вам в Америке еще не предлагали прозвище для ринга?
— Пока нет. Может, со временем выскочит что-то, а может, и нет. Я стараюсь на этом не зацикливаться. Это важнее для промоутеров. Я пока — Дмитрий Бивол.

— А что в переводе значит ваша фамилия?
— По-молдавски — буйвол.

Мой дом — моя крепость

— У вас замечательная семья. Очаровательная супруга Екатерина, сынишка Мирон. Но наверняка подруги вашей жены судачат: «Твой муж боксер — это же ужас». Или сейчас такого нет?
— Насколько я знаю, моей супруге такого не говорили. И вообще ей самой нравится бокс. А еще Катя любит меня и все, что связано с моей работой.

Она все понимает. Интересуется спортом. Она не обыватель, а именно соучаствует. Всегда в курсе, кто боксирует, многие имена знает, действительно разбирается в тонкостях.

Во время подготовки Катя максимально помогает мне. Я сплю, допустим, а сын проснулся. Так вот она убежит с ним быстренько на кухню и может провести там два часа.

А я даже этого не подозреваю, проснусь спокойно, говорю: «Где вы были?» Жена: «Мы уже давно на кухне. Я всячески занимаю сына, чтобы он тебя не разбудил, папе же тренироваться надо».

А еще мы любим бокс, потому что благодаря этому виду спорта мы и познакомились. Я летел на сборы, а Катя отправлялась в Сочи. Так и встретились в аэропорту. Шел 2007 год. В следующем году исполнится десять лет, как мы вместе.

— Екатерина сама была профессиональной спортсменкой?
— Нет. Но она серьезно занимается фитнесом. Говорит: «Я жена чемпиона. И должна соответствовать этому высокому званию».

|Личное дело

Дмитрий Бивол

Родился 18 декабря 1990 года в городе Токмак Киргизской ССР

Рост: 183 см Вес: 79,3 кг

Любительская карьера

Достижения: Мастер спорта международного класса, двукратный чемпион России (2012 и 2014 годов), финалист XXVII Всемирной летней Универсиады в Казани (2013 год), победитель Всемирных игр боевых искусств в Санкт-Петербурге (2013 год). Самый титулованный боксер в мире в возрастной категории до 17 лет, двукратный чемпион мира среди кадетов, двукратный чемпион Европы среди кадетов и молодежи.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Комментарии
Читайте также
b4a8f662eb47b5d8
закрыть