0
5 | Август | 2019 09:36
Владимир Минеев о Штыркове: Я не пинаю мертвую лошадь

Известный российский боец Владимир Минеев в интервью sport24.ru обсудил имена своих возможных будущих оппонентов.

— Было ли что-то такое, что вы позволили себе после боя с Исмаиловым, что не смогли бы, если бы этого поединка не случилось?

— Ты вот думаешь о материальном, но забываешь о глобальном. Конечно, я что-то купил, в чем-то себя побаловал. Купил еще одну квартиру в Ульяновске, но это не то, ради чего я вышел. А знаешь, ради чего? Вот я иду сейчас по Махачкале, и со мной люди через одного здороваются, машины едут и сигналят. Меня в этом городе знают многие. Да и вообще во всей стране. А вот если бы я этого не сделал, был бы другой вопрос. Они бы, возможно, знать и не перестали бы, но относились бы точно иначе. И никому бы ты не объяснил, что у тебя было порвано плечо, сломана ключица. Все бы сказали, что это вранье.

Дело не в деньгах. В российских ММА нет денег. И отношение у нас к бойцам, как к собакам, которые должны драться. Их любят, когда они дерутся, смотрят, могут дать им средства, чтобы они поскорее излечились. Но уважать это ремесло, как профессию, у нас по-прежнему не научились. Хорошие деньги получают единицы. Те, кто смог это пробить своим поведением, опытом и социальным статусом. Но такого, как в США, когда даже довольно средние спортсмены могут выходить на хороший оплачиваемый уровень, у нас нет. Если мы берем бой с Исмаиловым, то весь цимус не в деньгах, весь цимус в том, что я не упустил эту волну. Хоть и с травмой, но показал хороший бой, остался в памяти у людей светлым персонажем, к которому им хочется подойти и руку пожать. Это самая большая награда. Я не говорю, что мне денег не надо. Это важная составляющая. Но конкретно тут для меня это не стояло на первом месте. Вот если произойдет реванш, то самым важным будет финансовый вопрос.

В первую очередь, я сам себе доказал, что я не трус и могу принять вызов в не самой простой жизненной ситуации. Во-вторых, я многим доказал, что могу противостоять борцам. В-третьих, после всего ажиотажа ты представляешь, как можно было бы не выйти на бой? Я благодарен всей своей команде, всем тренерам. Всем тем, кто работал со мной и пошел со мной на этот риск. Всем, кто поверил в меня и позволил мне драться одной рукой. То, что было в первых двух раундах, все думают: «Его укатывали». На самом деле, мне Расул (Магомедалиев — тренер Минеева) сказал: «Просто отдай первые два раунда. Как ты собрался с ним драться, если у тебя левая рука просто висит? Отдай два раунда, он тебе ничего не сделает». Я так и поступил. И потом все поменялось. Да, чуть не хватило до победы, но зато сохранилась интрига. Хорошее предложение — и мы соберем «Олимпийский». Представь, сколько бы людей хотели это увидеть.

— Полгода назад вы говорили, что за реванш с Исмаиловым будете просить 5 миллионов рублей. Это по-прежнему актуально?

— Это было до его победы над Василевским. Сейчас 10 миллионов.

— Серьезно?

— А что, это так смешно?

— Ну, это очень большие деньги для российских ММА.

— Нормальные. Мы будем первыми, кто столько заработает.

— Вам 10 миллионов. Исмаилову столько же?

— Конечно. А вы думаете он меня оценивает в меньшую сумму? 20 миллионов на двоих — это нормально. Матчмейкеры ACA находят же какие-то варианты для Исмаилова.

— Вы думаете, ему там платят по 10 миллионов за бой?

— Нет. Поэтому там Артем Фролов, а не я. Когда они захотят настоящее событие, то должны будут выложить эти деньги. Ну, ребят, извините. Не хотите — идите сами травмируйтесь, привлекайте к себе внимание, мажорьте. Почему нет?

— Если даже взять чисто математически. В США, например, большие гонорары оправдываются платными трансляциями и прочим. У нас эти истории не особо монетизируются промоутерами. Как правило, тут деньги уходят из карманов различных меценатов.

— Знаю. Я поеду в Америку скоро. Но пока я здесь, это будет стоить столько. Если забронировать «Олимпийский», заплатить нам по 10 миллионов и найти более менее сносный кард… Хотя, к этому бою даже кард не нужен. Поверь мне, «Олимпийский забьется. На «ВТБ-Арене» людям встать было негде. Столько людей я никогда в жизни не видел. Там присутствовали люди, на которых я в детстве по телевизору смотрел. Филипп Киркоров пришел, Юлия Темникова… Да все пришли. А потом еще полгода ходишь, а тебе люди говорят: «Мы на твоем бою были». Реванш всем будет интересен. Вот тебе и простая математика. Сделай билеты по 1500 — 3000 рублей — эти двадцать миллионов вернутся в тот же день.

— Ваш бой с Исмаиловым стоит 10 миллионов. А сколько будет стоить обычный бой с вашим участием?

— Ровно в два раза меньше.

— При этом, следующий бой, если он будет в Fight Nights, вы проведете бесплатно?

— Почему?

— Год назад вы говорили, что подеретесь в Fight Nights еще три раза бесплатно. По этому обещанию остался еще один бой.

— Мои отношения с Fight Nights не регламентируются денежной ставкой и контрактом. Они немного выходят за грань всего этого, потому что я с самого начала с ребятами и чувствую себя частью команды. Вообще, я смотрю на Запад. Но ближайшая перспектива — это возвращение после долгого простоя. Нужно провести еще поединок. И Fight Nights — отличная площадка для этого.

— Есть ли еще какой-либо боец из категории до 84 кг в российских ММА прямо сейчас (помимо Исмаилова), с кем вы бы смогли сделать поединок, который ждали бы все?

— Альберт Дураев. Думаю, и он бы оценил такое противостояние. За это можно просить хорошие деньги. С кем там сейчас Исмаилов дерется? Фролов? Интересно посмотреть, какую оппозицию он составит Маге.

— Почему вы сейчас не вспоминаете Штыркова?

— Так ты же сказал про 84 кг. Вообще, он тоже интересен. В любом весе. Но после всего того, что он наговорил и сделал в своей жизни, это ему сейчас надо париться, чтобы я принял его вызов. Так нагло врать, что он чистенький, и так спалиться и вылететь из UFC… Вообще не понял, к чему был этот его блеф с UFC.

— Что вы имеете в виду, называя его подписание в UFC «блефом»?

— Ну, когда ты знаешь, что тебя в клетку не выпустят, потому что ты химоза. Он два раза не прошел тест. Он что, не знал, сколько колол, что там еще послевкусия на 30 лет осталось? Как это назвать, если не блефом? Теперь он будет называть себя бывшим бойцом в UFC, который не подрался там ни разу и был пойман USADA. Что теперь ему делать? Пошел к японцам, где любят таких. И о допинг-контроле речи нет. К кем он будет драться? С Бобом Саппом?

— Когда вы говорите о Штыркове, складывается впечатление, что его основной проблемой прямо сейчас вы считаете историю с допингом. Кажется, у Ивана есть трудности посерьезнее.

— Я не говорю, что у него есть проблемы. Я говорю, что он не совсем понятный персонаж в пацанском мире. Когда ты подписываешься в UFC и говоришь, что не принимаешь допинг. И тут тебя ловят. Вот Исмаилов так и говорит: «Я химик».

— Смеясь.

— А это не имеет значения. Он же это говорит. А тут ты, напрягаясь утверждаешь, что не химик. И попадаешься. А в случае с Исмаиловым с него и взятки гладки. А вообще, посмотри на спину Маги. Разве не понятно, что он химик? Вот я ни разу в жизни не химичил. Ни тестостерон, ни туринабол. У меня обычное тело, нет прыщей. Как будто с речки парень.

Я Штыркову выразил реверанс. Ответного не последовало. Мне зачем стучаться в закрытые двери? У него другие дела. Вот сейчас уехал в Rizin. Я же не говорю о нем свысока. Просто говорю, что все происходящее с ним — это смешно. Как можно строить из себя героя, говорить, мол, тебе тут не с кем драться. Какое UFC? Ты тест на допинг пройти не можешь. Потом ты бежишь и заборы поднимаешь упавшие. Тут он не въехал, в забор не въехал. И сейчас мне говорить: «Штырков, иди сюда»? Да кто он такой после всего этого? Смешной человек. Я не пинаю мертвую лошадь. Он и так умер. И как боец, и как персонаж. Мне теперь издеваться над человеком, над которым судьба смеется? Мне его жалко.

Идти за какую-то церковь разбираться… Если бы это была церковь, в которой он крестился, молился, а ее бы сносили — ок. А когда ты приходишь в парк, по которому сам, возможно, бегал, гонял бухарей и на видео снимал, как ты их отжимать пытаешься, а сейчас решил, что тут церковь вознестись должна. Мы же все понимаем, что это за история. Его старшие товарищи решили пожертвовать деньги на храм. Ему сказали: «Ваня, подержи забор». А потом Ваня стоял и говорил какие-то нелепые речи. Мне стыдно, что такие персонажи создают прецеденты, когда бойцов считают исполнителями чьих-то желаний. Их начинают считать инструментом для удовлетворения амбиций. Пусть Ваня теперь дерется с бабушками.

— Ну, многие оправдывают Ивана. Он же деньги зарабатывает, ему семью кормить надо и все такое.

— Так и киллером можно стать. И проститутка так может сказать: «У меня дети, их надо кормить». Иди в армию. У меня тоже был тяжелый период, когда Зиявудин Гаджиевич (Магомедов) ушел по статье. Я подписал контракт с армией РФ. Стал рядовым солдатом, будучи спортсменом с именем. И ничего. Нужно выходить из зоны комфорта. А бегать на побегушках и строить из себя умного, который всех обманет… Да никого ты не обманешь. Всем и так все понятно. Короче, мне не нужен хайп за счет того, что Штырков опять спалился на допинге и по своему непонятному разумению пошел атаковать бабушек в парки. Бой с ним — да. Разговор — нет. Если хотите разговор — покажите контракт, и я его разнесу.

Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
b4a8f662eb47b5d8