0
3 | Февраль | 2020 22:30

Петр Ян: Не стал бы рекламировать алкоголь и сигареты

Представляем большое интервью Петра Яна. Петр рассказал о своей подготовке, желаемых соперниках, допинг-контроле и других вещах.

— Сейчас вам часто приходится участвовать в пресс-конференциях и различных мероприятиях. Насколько вам привычно и комфортно быть в центре внимания?

— Не могу сказать, что эта роль для меня привычна, но такова моя работа. Нужно подстраиваться и находить время, раз уж я за это взялся. Участие в пресс-конференциях — тоже интересный опыт.

— Вы готовы к тому, что с ростом популярности у вас изменится уровень как медиаобязательств, так и внимания болельщиков?

— Да, конечно. Если идут победы, то последующее продвижение в медиа начинает отнимать всё больше времени. Когда много тренировок, от этого приходится отказываться, но в периоды, когда их меньше, вполне можно уделить время и этому. Главное, чтобы одно другому не мешало.

— Есть ли вещи, которые бы вы ни за что не стали рекламировать?

— Думаю, это касается алкоголя и сигарет. Считаю, что сидеть с бутылкой — это неправильно для спортсмена.

— То есть вы бы не стали рассматривать вариант с изготовлением собственного виски, как это сделал Конор Макгрегор?

— Нет. К тому же наша страна никогда не славилась изготовлением таких напитков.

— А как вы относитесь к работе Конора в этом направлении? Ему ведь и UFC в этом помогает: он может спокойно появиться на пресс-конференции со стаканом.

— Это его право. А если UFC это позволяет, значит, и они не против. К тому же они ведь сами на этом зарабатывают. Реклама алкоголя вообще нередко встречается в сфере единоборств, даже водку продвигают.

— Чтобы получать рекламные контракты в США, нужно хорошо владеть английским. Вы пока проводите интервью через переводчика. Планируете работать над языком или тренировки занимают первое место?

— Конечно, знание языка важно. Моё продвижение было бы эффективнее и обширнее, если бы я хорошо говорил по-английски, но пока получается всё доказывать только своими боями, зрелищностью, интригой за пределами октагона. Но в дальнейшем осознанно возьмусь за изучение языка. Возможно, достаточно просто уехать в ту же Америку на полгода, тренироваться там. Хабиб Нурмагомедов так действует. Когда погружаешься в среду, это очень помогает.

— При этом вы активно ведёте аккаунт в Twitter, причём пишете там на английском языке.

— Да, аккаунтом занимается мой менеджер. Но, конечно, всё согласовано со мной. Он просто переводит хорошо. А не как я, через онлайн-сервисы.

— У вас есть варианты тренироваться в американских залах?

— Не могу сказать, что есть конкретные предложения. Но многое зависит от того, насколько тебе вообще это нужно и хочется ли. У меня есть возможность поехать в Америку и на полгода, и на год, но большого желания нет.

— Таиланд лучше?

— Я уже привык готовиться там, тренировался там с первых боёв. К тому же в США есть несколько залов, где занимаются ребята, с которыми я могу встретиться в клетке. Это тоже одна из причин, почему я пока не хочу туда ехать. Но в будущем думаю обязательно это сделать.

— У вас ведь достаточно небольшой круг спарринг-партнёров, и эти люди неизвестны широкому кругу болельщиков?

— Сейчас я переехал в Екатеринбург, заключил контракт с клубом «Архангел Михаил», так что сегодня я выступаю за эту команду и продвигаю её. У нас там много ребят, но, когда уезжаю на сборы, не всегда кто-то может отправиться со мной. Но мы всё равно стараемся профессионально подходить к делу и перед каждым боем приглашаем и тренеров определённой квалификации, и спарринг-партнёров, похожих на будущего соперника. Проблем с этим нет. Просто время от времени нужно вносить в процесс корректировки.

— Расскажите о ваших интересах. Поскольку сейчас к вам растёт интерес на Западе, хочется, чтобы речь шла именно о зарубежной музыке и зарубежном кино.

— Раньше мне очень нравились боевые фильмы с Жан-Клодом Ван Даммом. Вообще люблю иностранное кино. Конечно, в этом плане Голливуд на первом месте.

— А любимый музыкальный жанр?

— Музыку слушаю самую разную, по настроению. Что-то тяжёлое, например, металл или Rammstein, не люблю. А так могу и что-то спокойное послушать, и хиты.

— Любимый исполнитель есть?

— Нет. Хотя раньше нравился Майкл Джексон.

— А любимый сериал?

— Честно говоря, даже вспомнить какие-то иностранные сериалы мне сложно. «Игру престолов» даже не смотрел.

— Видеоиграми увлекались когда-нибудь?

— Когда-то немного играл в Counter-Strike. Но это не было моим серьёзным увлечением.

— А в UFC не играли?

— Нет, не покупаю, но вот когда в следующем релизе добавят меня, куплю домой, чтобы сын играл. Сам особо не умею.

— У вас есть любимые виды спорта, помимо MMA?

— Люблю пейнтбол. Что касается, к примеру, футбола и хоккея, то я не фанат, особо не смотрю. Раньше сам играл в мини-футбол за «Норильский никель», но сейчас мне больше нравятся экстремальные виды спорта — фристайл, мотокросс.

— Кто, по вашему мнению, лучший боец MMA всех времён?

— Думаю, Фёдор Емельяненко. Можно сказать, что для России он — посол смешанных единоборств. Но сегодня в каждом весе есть свой чемпион, на которого можно обратить внимание.

— Кто для вас сейчас соперник мечты?

— Такого нет. Для меня главная цель — это пояс. В данный момент он у Генри Сехудо, но мне не важно, у кого он будет. Хочу его завоевать.

— Вы не так давно говорили, что у вас есть желание помериться силами с Ти Джеем Диллашоу.

— Да, это так. У нас похожий стиль, оба пытаемся проводить бои в стойке, оба с ударом, у каждого есть досрочные победы. Мне это было бы интересно, ведь всегда смотрел его поединки. Считаю его сильным соперником. Думаю, наш бой состоится. Пройдёт около года, и Ти Джей вернётся после дисквалификации. Он ведь очень известный и наверняка сразу окажется в топе рейтинга. Тогда мы с ним подерёмся.

— То есть вас не смущает его допинговая история?

— Нет. Да, он попался и ничего не отрицает. Конечно, к нему будет очень пристальное внимание. Его будут проверять. Но в день схватки он будет чист.

— Когда вы выступали в России, ваши соперники говорили, что вы тоже употребляете запрещённые средства.

— Да, было такое, но возьмём мою дуэль с Магомедом Магомедовым в ACB. После первого были вопросы: мол, как так, продержался пять раундов? Но во втором точно так же дышал пять раундов, просто был рационален, более экономичен в своих действиях. Знал, что нужно дать визави поработать.

— Вас проверяли на допинг?

— Да, как перед ответной схваткой с Магомедовым, так и перед защитой титула с Матеусом Маттосом. Если бы ACB что-то нашли у меня, об этом было бы известно.

— Появились бы сообщения в прессе?

— Да, результаты бы опубликовали.

— После этого вы решили подписать контракт с UFC, но сделали это не сразу. С чем была связана задержка?

— Порвал крестообразную связку, поэтому шесть или семь месяцев не мог достичь соглашения с Абсолютным бойцовским чемпионатом. Там пообещали возобновить переговоры, когда я буду в необходимых кондициях. Но многие сразу стали говорить, что Пётр Ян чистится от химии. А я был готов принять бой через пару месяцев. Но я же не буду кричать об этом на весь Интернет. Плюс в тот момент у меня не было достаточных ресурсов и внимания со стороны СМИ, чтобы делать заявления.

— Насколько часто вас проверяет USADA?

— За полтора года проверили около десяти раз. Получается, практически каждый месяц. Я думаю, что если бы что-то нашли, меня бы здесь не было.

— Вас не только в России проверяли?

— Да, я мог быть в Омске, Екатеринбурге, Таиланде, США — ко мне прилетали неоднократно. И до, и после поединка, и в период акклиматизации.

— Многие не любят говорить о травмах перед боем, чтобы ничего не заподозрили. Сейчас могли бы вспомнить моменты, когда вы выступали в UFC будучи не совсем здоровым?

— Во всех поединках, кроме последнего. Тогда я был здоров, но на другие пять выходил с повреждениями.

— Дрались на характере?

— Да. Своим бойцовским интеллектом чувствовал, что смогу победить оппонента. Понимал, что даже со сломанной ногой пойду — и для того, чтобы остановить, меня нужно будет вырубить. А так не сдамся. Перед первым поединком у меня был перелом пальца ноги со смещением, невозможно было наступать. Но во время схватки забыл про боль, не чувствовал её, просто знал, что этой ногой бить нельзя. Потом были инфекционные заболевания, а перед пятой дуэлью меня искусали ядовитые медузы в Таиланде. В день вылета температура была 39,5.

— Как так вышло?

— В Таиланде был сезон медуз, а я запланировал часовой заплыв. Очень многие люди тогда в больницы попадали, но им там сразу ставили капельницы, а я должен был улетать на следующий день. Тело начало жечь ещё в воде, и после 12-часового перелёта из меня как будто выжали все соки. Состояние было совершенно убитое, а надо было ещё вес сгонять. Не хотелось драться, а предстоял бой с Джимми Риверой.

— Серьёзный соперник.

— Да. Организм был истощён, но на поединок я всё-таки вышел, надо же быть профессионалом. Но тогда я просто насмотрелся роликов с Александром Усиком, который перед каждым боем совершает заплыв в 6—7 км, и решил тоже себя проверить.

— Он ещё и дыхание тренируется задерживать.

— Да, это такая дыхательная техника, видел её ещё у боксёров. Они наливали тарелки с водой и тренировались. Это хорошая методика.

— Откуда берётся спортивный голод и мотивация выступать, несмотря ни на что?

— Действительно, когда ты сыт, когда у тебя всё есть, ты, возможно, и не станешь ничего делать. Но когда у тебя есть мечты и желания — будешь. И у меня они есть.

— В этом состоит ваша мотивация?

— Не только. Мне ещё есть кому подставить плечо: после выступлений удаётся помочь с жильём, например, или с чем-то ещё. Меня это очень мотивирует.

— А как же страсть к боям?

— Если бы не любил их, не дрался бы. Кроме того, понимаю, что век спортсмена короток. Через некоторое время я уже не буду интересен. Надо работать сейчас, чтобы потом тоже мог чем-то заниматься.

— Где себя видите после окончания карьеры в ММА?

— Думаю, немало сфер, где я бы мог пригодиться. Просто я к любому делу подхожу ответственно, за что бы ни брался.

— То, что вы сами росли в большой семье, вас многому научило?

— Да, конечно. Было, что донашивал одежду брата, сам чем-то делился с другими. Старшие всегда присматривали за младшими. В такой ситуации ты раньше взрослеешь, знаешь цену многим вещам, понимаешь, как непросто они достаются. Для меня это сыграло огромную роль и стало школой жизни. Но я рад, что именно так всё вышло, потому что, если бы было иначе, возможно, ничего не добился бы. И неизвестно, как бы себя сегодня вёл или как тратил эти 10—15 млн рублей, которые получаю за бой.

— Как бы, по вашему мнению, у вас сложилась жизнь, если бы не спорт? 

— Сложно сказать. Я попадал в разные передряги, даже когда уже был в спорте. Честно, даже не хочется об этом думать. Мысли ведь материализуются. Лучше просто думать о будущем. И сейчас для меня самое главное — это пояс.

Источник: RT

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
b4a8f662eb47b5d8