0
12 | Февраль | 2020 10:33

Джефф Монсон рассказал, как UFC послала его бить Федора Емельяненко в Pride, о бое и звонке Путина

Ветеран смешанных единоборств Джефф Монсон вспомнил о неудачной попытке провести бой в Pride с Федором Емельяненко и об отношении UFC к этому бою. В фильме Бобби Разака Монсон рассказал о самом бое и последующем звонке президента России Владимира Путина.

О неудачной попытке организовать бой с Федором Емельяненко в Pride:
«Я дрался с Тимом Сильвией за титул чемпиона UFC. Столь же важным боем в моей карьере я считаю бой с Федором Емельяненко. Мы ушли ради него из UFC. Мой менеджер мне сообщил о предложении боя с Федором в Pride. UFC сказала: «Ок». Я только что проиграл Тиму Сильвии, это чемпион. Этот бой совершенно не был ярким. В UFC подумали: «Есть парень, который не смог побить чемпиона. Если он пойдет и побьет Федора, переведет в партер и заставит его сдаться… Даже если проиграет, мы ничего не теряем, ведь он не победил нашего чемпиона. Все считают Федора лучшим, так что все и ждут от него победу. А вот если он победит Федора, то это крупная добыча. Ведь проигравший нашему чемпиону только что победил Федора». Так что UFC с радостью сказала мне: «Иди дерись с ним». К сожалению, турнир не состоялся, бой не состоялся. Я провел бой в Pride, но с Емельяненко боя не сложилось. 

О поединке с Емельяненко в 2011 году:
«Через пару лет я получил звонок от Монте Кокса с предложением боя в M-1, крупнейшим промоушеном в России и Европе. Они хотели сделать бой с Федором. Он потерпел несколько поражений подряд. Они хотели сделать этот бой последним в карьере Федора. Бой в Санкт-Петербурге, там ожидается Владимир Путин. Им нужен был кто-то с именем, кто покажет хороший бой с Федором».

О тактике боя и ходе поединка:
«Федор всегда идет вперед, он охотится за головой соперника. Я планировал быть готовым защищать голову, стоять в левосторонней стойке, чтобы легче хватать его на сближении и валить в партер. Я хватаю его, валю, забираюсь сверху, и тогда были бы неплохие шансы заставить его сдаться.
Бой пошел в совершенно противоположном направлении от того, что я ожидал и на что надеялся. Он все время провел в стойке, я стоял в левосторонней стойке. Он отправлял меня ударами в нокдаун три или четыре раза. Во втором раунде он разбил мою ногу лоукиками. Я так и не сократил дистанцию. Я ждал, что он пойдет вперед, а он держал дистанцию и рвал ее каждый раз после атак. В момент нокдаунов он делал несколько добивающих ударов, но как только я хватал его, чтобы затянуть в партер, он вставал в стойку, говоря: «Нет, в партере боя не будет». Три раунда избиения. Я повредил губу, сломал ногу».

О разговоре с Путиным:
«После боя в раздевалку ко мне пришел Федор, он обнял меня, мы сделали совместное фото. А позже в отель позвонил Путин. Мы не отвечали на звонки телефонов, поэтому нам в дверь начали стучать. Мой друг спросил, кто стучит. Ему охрана сказала, что нужно ответить на звонок, потому что звонит охрана. Мы не поняли сначала, какая еще другая охрана? Государственная охрана. Так что я взял телефон, услышал Путина. Мы немного поговорили. Он сказал, что меня уважает, что народ меня уважает за то, что я сражался и не сдавался. Никто не знал об этом звонке, это было не ради пресс-конференций и пиара, хотя у него скоро были выборы. Очевидно, что ему нравятся смешанные единоборства».

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Ранее по теме
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
b4a8f662eb47b5d8
закрыть