0
4 | Апрель | 2020 10:16

Никита Крылов: Для меня Россия и Украина неразделимы

Полутяжеловес UFC Никита Крылов в большом интервью обсудил свой последний поединок, а также высказал мнение о текущей ситуации с коронавирусом.

— На турнире UFC в Бразилии вы взяли верх над Джонни Уокером. По ходу боя складывалось впечатление, что вы были значительно сильнее бразильца. Вы чувствовали что-то похожее?

— Сложно сказать. Скорее ощущал напряжение. Джонни очень крепок физически, поэтому приходилось прикладывать серьёзные усилия. При этом ещё до схватки понимал, что в плане навыков превосхожу Уокера. А уже по ходу лишь убедился в этом.

— Вы ожидали, что будете настолько сильнее Уокера в борьбе?

— Да, на этом строился наш план.

— Уокеру хоть чем-то удалось удивить вас?

— Отметил, что у него очень жёсткие удары. И это независимо от амплитуды — он очень тяжело бьёт, даже находясь на земле.

— Уокер прославился именно как яркий нокаутёр, но в стойке вы ему фактически не уступили. На ваш взгляд, причина в усталости Джонни или в том, что ваши умения в стойке серьёзно недооценивают?

— Нам практически не удалось поработать на ногах. Успели провести всего пару разменов. Но Джонни очень сильно замедлился после первого раунда. На протяжении пяти минут он пытался подняться на ноги, из-за чего терял силы. Впоследствии он уже не был таким взрывным, но всё ещё оставался опасным. Что касается моей стойки, то мне непонятно, как меня можно недооценивать в данном аспекте. Я провёл достаточно поединков, в которых продемонстрировал свой арсенал как в ударной технике, так и в борьбе.

— На ваш взгляд, кто сильнее в стойке — вы или Уокер?

— Не очень люблю сравнивать себя с кем-то. Понимаю, каким я был некоторое время назад и каким становлюсь сейчас. Я вижу свои рост и развитие, это главное.

— В чём именно вы добились прогресса?

— Как минимум в умении подводить себя к поединкам в идеальных кондициях. В данном случае повлияло то, что тренировочный лагерь прошёл в Майами. В плане климата это место и Бразилия довольно схожи, поэтому по прилёте на турнир чувствовал себя комфортно. Уверен, если бы отправился в Южную Америку прямо из России, было бы значительно сложнее.

— В каком зале готовились?

— American Top Team.

— С кем удалось поработать?

— По большей части общение проходило с главным тренером ATT Конаном Сильвейрой. Одним из основных спарринг-партнёров был экс-чемпион Bellator в среднем весе Рафаэль Карвальо, который сейчас выступает в полутяжёлом. Неплохой ударник, чувствует дистанцию, у него длинные руки. С ним было очень комфортно готовиться. При этом обошлись без лишних заруб и травмоопасных движений. Также был ещё один парень по имени Витор, превосходящий Уокера в росте на десять сантиметров. Но с ним работали в более лёгком режиме.

— После прихода в UFC Уокер одержал сразу несколько побед, после чего его стали считать будущим претендентом на титул. Вы разделяли такое мнение или уже тогда были уверены, что у него слишком много слабых мест?

— Наверное, пробелы видел с самого начала, но акцентировал на них внимание уже в процессе подготовки. По большому счёту любого спортсмена из топ-10 можно смело записывать в число возможных претендентов на пояс. Почти каждый из них сможет дать бой в сражении за титул. Что касается Уокера, то мне сразу захотелось с ним подраться.

— Значит, переговоры об организации дуэли с Уокером прошли легко?

— Когда поступило предложение от UFC, время на раздумья понадобилось не мне самому, а моей команде. Тренеры взвесили все за и против, но я уже тогда был уверен, что мы встретимся в октагоне.

— К битве с Уокером вы подходили, имея в пассиве поражение от Гловера Тейшейры. Как считаете, результат был справедливым?

— Мне достаточно того, что вердикт оказался именно таким. Не хочу рассуждать о действиях других людей, мне нужно выполнять свою работу. Если я смотрелся недостаточно убедительно, то это моя проблема.

— Вы пересматривали дуэль с Тейшейрой?

— Несколько раз делал это. Лично я увидел там ничью. Не могу сказать, что это была победа. Но при этом понимаю, из-за чего судьи могли встать на сторону Гловера. Бой действительно был очень близким.

— Показалось, что в сражении с Тейшейрой вы зачастую действовали слишком осторожно, а в этот раз, наоборот, старались работать исключительно первым номером. Это был совет тренеров?

— В бою с Тейшейрой имели место определённые обстоятельства, связанные со здоровьем. Иногда мне приходилось отступать, пятиться, а атаковать я не мог из-за самочувствия. Кроме того, тогда не было задачи давить Гловера.

— Почему решили, что это будет уместно в битве с Уокером?

— Джонни комфортно чувствует себя, когда ты предоставляешь ему пространство или стоишь прямо перед ним. Но он менее уверенно действует под прессингом. Поэтому было решено поддавливать его, по возможности переводить на землю и удерживать там.

— В концовке боя с Тейшейрой один из ваших наставников закричал: «Сдуреть!». Что это значило?

— Это был мой тренер по физподготовке. Один из призывов, которые мы используем внутри коллектива. Таким образом наставник мотивирует спортсмена на выполнение тяжёлого упражнения, на последнем повторении. «Сдуреть» — выплеснуть все оставшиеся силы. Примерно то же самое он требовал от меня тогда.

— Наверняка тренеры отмечают недоработки после каждого боя. Что они сказали после победы над Уокером?

— Мы ещё не проводили собрания. В мире происходит что-то необъяснимое, поэтому я торопился уехать на родину. Не получилось связаться с российским тренерским штабом.

— А что сказали в ATT?

— Все довольны. Понимали, что Уокер — достаточно жёсткий боец. Нужно очень чётко придерживаться плана, чтобы взять верх над ним. Специалисты отмечали, что вся дуэль прошла согласно плану.

— После победы над Уокером вы поднялись на десятое место в рейтинге UFC. Как отреагировали?

— На данный момент занимаю своё место. А потом посмотрим, смогу ли подняться выше.

— Недавно вы опубликовали сообщение в Instagram, в котором вызвали на бой Кори Андерсона. Почему именно он?

— Считаю, что бросить вызов можно тому спортсмену, по отношению к которому ты испытываешь определённые эмоции. Не могу сказать, что это неприязнь. Но в целом не очень симпатизирую Андерсону. Особенно учитывая его поведение и слова в мой адрес по окончании битвы с Уокером. Поэтому не вижу ничего плохого в ответной реакции.

— Конфликт между вами начался после шоу в Бразилии или раньше?

— Ещё до этого он высказывался обо мне, говорил, что я дерусь с недостаточно известными атлетами. В результате предложил сразиться ему, чтобы напротив меня оказался достойный оппонент.

— Он вам ответил?

— Пока нет.

— Вы не обращались в UFC с просьбой организовать этот поединок?

— Думал, что скажу это после боя, но мне не дали слова. Понимаю, что сейчас у промоушена много забот, нет смысла забивать ему почту своими пожеланиями. Из-за коронавируса многие бойцы лишились возможности выступить, значит, на следующие шоу будут очереди. Считаю, что именно этим спортсменам надо предоставить возможность первыми войти в октагон.

— После шоу в Бразилии UFC провёл фотосессию, на которой вы были запечатлены с двумя флагами — России и Украины. Как обстоят дела с вашим получением российского паспорта?

— Никак. В прошлом году мы запустили этот процесс, мне выделили квоту на получение российского паспорта. Но ввиду занятости и большого числа разъездов не смог сдвинуть это дело с мёртвой точки. Ведь мне нужно было находиться в России на протяжении длительного времени, собрать пакет документов. Но 2019-й у меня был как никогда насыщенным.

— Чем именно?

— Провёл несколько сборов в заграничных командах, посетил Институт подготовки спортсменов Абсолютного бойцовского чемпионата. Так что к концу года квота слетела, а чтобы получить её снова, нужно начинать всё сначала.

— Других вариантов нет?

— Ввиду моей принадлежности к Луганской и Донецкой областям есть возможность ускоренного получения гражданства. Мне могут выдать местный паспорт здесь, а в течение трёх месяцев — российский. Но этим тоже нужно заниматься.

— Следовательно, на данный момент у вас только украинский паспорт?

— Да. Но, несмотря на всё происходящее, для меня Россия и Украины неразделимы. Люди, которые позволяют замариновать себе мозги и убедить, что русский и украинский — разные народы, очень сильно ошибаются. Если однажды мы поверим в подобное, это станет большой бедой.

— Как на Украине восприняли ваше желание получить российский паспорт?

— Смотря кто. Мои друзья, товарищи и знакомые никак не отреагировали, ведь сам человек не меняется вместе с гражданством. Они вряд ли подумали, что я переобулся. Возможно, другие и высказывались об этом, наверняка не очень лестно.

— Сейчас во всём мире обсуждают угрозу коронавируса. Вы находитесь в Луганске. Как обстоят дела там?

— Кажется, даже закрывают границу между ДНР и ЛНР. Хочу верить, что всё это временно. Но можно сказать, что этот тренд приходит сюда. Всё больше слышно о карантине, с понедельника закрыты общественные места — залы, кафе, рестораны и тому подобное.

— Есть ощущение, что народ начинает понемногу поддаваться панике?

— В целом да. Народ волнуется.

— Как вы сами к этому относитесь?

— Стараюсь не думать об этом. Считаю, в наибольшей степени коронавирус передаётся через телевизор. Больший риск заразиться имеет тот, кто постоянно думает об этом.

Источник: russian.rt.com

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
b4a8f662eb47b5d8
закрыть