0
19 | Октябрь | 2020 14:44

Джастин Гэтжи: Мне не нравится тренер Хабиба Хавьер Мендес

Временный чемпион UFC в легком весе Джастин Гэтжи обсудил свой предстоящий бой против Хабиба Нурмагомедова.

— Многие бойцы, которые считаются базовыми борцами, говорят, что если часто не практиковать борьбу, то теряются навыки. Есть ли у вас такая проблема?

— На ММА будет настоящая война. Война — это не борьба, а борьба — не война. А 24 октября будет война. Я попытаюсь вынести его [Нурмагомедова], а он собирается вынести меня. В борьбе таких целей не бывает. Я попытаюсь сильно повредить его тело, мозг, ноги, печень, почки. Буду бить по всему, до чего смогу добраться. И если Хабиб думает, что наш бой будет состоять только из борьбы, то он сильно ошибается.

— Пятеро из семи ваших соперников в UFC не дошли до пресс-конференции, потому что были госпитализированы. Вам их не было жалко?

— Для меня это просто спорт. Я не принимаю многие вещи на свой счет. Когда кто-то нападает на мою семью или моих друзей, на людей, которым повезло меньше нас, вот тогда я отвечаю. Каждый раз, когда я общался с Хабибом, он казался мне хорошим человеком. Но когда я увидел видео, где он заставил бездомного отжиматься, а потом дал ему деньги, то подумал, что это слишком. Я понимаю, почему он так сделал, но я ни при каких обстоятельствах так бы не поступил. Если ты хочешь помочь — помоги. Не нужно заставлять их работать на тебя, если ты пытаешься им помочь. В остальном я считаю, что Хабиб — крутой чувак. Я встречал его несколько раз, он дерзкий, но это хорошо для него. Думаю, нам всем нужно быть такими самоуверенными. Мне не нравится его тренер Хавьер Мендес. Он, может быть, и хороший человек, но всегда неуважительно вел себя по отношению ко мне. Так что я жду не дождусь, когда уложу Хабиба и спрошу, каково это ему.

— В этом бою Нурмагомедов считается фаворитом. К тому же у него фантастический рекорд (28 побед в 28 поединках). Не давит все это на вас?

— Психологически я готовился к этому бою так же долго, как и Хабиб. Мы оба занимаемся этим видом спорта с самого детства, мы одного возраста. Он, вероятно, никогда не дрался с кем-то, кто работал так же много и так же тяжело, как он сам. Я не трудился больше или усерднее, но я трудился ровно столько же.

Но между нами существует и разница. Я дрался с самыми сильными оппонентами. Если посмотрите, как я начинал, то увидите, что рекорды моих соперников в 10 раз лучше, чем рекорды его оппонентов. Не знаю, как все устроено в России, но он несколько раз дрался по три-четыре раза за один вечер, и все это — в его профессиональном рейтинге. Он побил Дастина Порье, это была его первая настоящая защита титула. По сути, именно тогда он выиграл титул. У Хабиба не было так много испытаний, и он точно никогда не выходил против кого-то, кто лучше готов к драке с ним, чем я.

— Так или иначе Хабиб попытается навязать свою игру и перевести бой в партер. Что собираетесь делать, чтобы не оказаться внизу? И чем ваши методы будут отличаться от методов парней, которые ему проиграли?

— Сделаю то же, что и с Фергюсоном. Тони стремился меня уложить, когда я его немного побил, но не смог и даже не был близок к этому. Я всегда находился в недосягаемости. В этот раз случится так же. Я буду держать дистанцию и обороняться, а защита — это самая важная часть. Если он захочет побороться в середине, будем бороться. Я это могу. У клетки же его невозможно победить.

— Вам помогали в подготовке бойцы, которые раньше дрались с Хабибом?

— Нет. Я никому не позволяю контролировать мой разум. Я не смотрел его бои специально. Я смотрел их, когда они проходили, потому что я его фанат и фанат спорта. В общем, изучение боев Нурмагомедова не было частью моей подготовки.

— Как оцениваете свою подготовку?

— Я в форме. И я могу бороться 25 минут. Могу что угодно делать эти 25 минут. Мне помогали отличные парни: Райан Дикин и Эндрю Алирес — это молодые и голодные борцы из колледжа. Оба соревнуются на высшем уровне. Алирес выиграл национальный чемпионат в прошлый уикенд. Дикин был номером один среди всех американских колледжей. Я упорно работал над борцовской подготовкой, но я умею наносить урон, поэтому больше работал над этим.

— На ваш взгляд, как пройдет этот поединок и чем он закончится?

— Я никогда не загадываю. В течение трех месяцев говорил сам себе: он надерет мне задницу, он заставит меня выглядеть как любитель. То же самое я повторял перед боем с Тони. Я не говорил себе, что смогу победить. Я никогда себе этого не говорю — наоборот, говорю, что проиграю. А потом я выхожу в клетку и дерусь, как за свою жизнь.

— Бывали ли у вас пророческие сны о боях?

— Я не жду посланий от Бога, все переживаю на своем опыте.

— Вообще хорошо спите перед боями?

— Лучше всего сплю как раз перед боем. Могу спать по 10 часов, да и прошлой ночью спал столько же. Никогда не жаловался на сон.

— Кого из российских бойцов и спортсменов знаете, кроме Хабиба? Может, за кем-то особо следили или кто-то из них был для вас примером?

— Знаю немногих. Но знаю одну сумасшедшую вещь о его фанатах: они самые серьезные парни на земле, но их очень легко довести до слез. И когда я уложу Хабиба, тысячи его поклонников будут плакать.

— А что вы можете сказать своим фанатам?

— Я могу пообещать, что 24 октября буду представлять настоящую опасность, и она станет частью этого боя. За 25 минут поединка Хабиб будет в опасности.

Источник: Известия

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Ранее по теме
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
b4a8f662eb47b5d8
закрыть