Мовсар Евлоев о покушениях на отца, уличных драках и конфликте с Яном
0
20 | Февраль | 2022 20:49

Мовсар Евлоев о покушениях на отца, уличных драках и конфликте с Яном

Российский полулегковес UFC Мовсар Евлоев дал большое интервью Матч ТВ, где рассказал о своем детстве, отце, конфликте с Илией Топурией и многом другом.

— Кто у вас был самым сильным в классе?

— Я точно был далеко-далеко от этого. Можно сказать, что был самым слабым в классе. Но я рано в школу пошел. В первом классе пять лет мне было, следующий после меня по возрасту был года на полтора старше. И даже для своего возрасте я был маленьким: в 4-м классе весил 24 кг. После универа только набрал вес. Учеба мне легко давалась, хоть я и был ленивым. После пятого и шестого класса я уже не напрягался, и когда с урока сбежал в первый раз, меня не остановить было в этом. А по дракам со мной никто не связывался, потому что мы со старшим братом в одном классе учились и у нас была мини-банда такая: с одним связался, подрался с двумя. Причем он боксер, я борцом вроде был, но если драки детские были, то он, наоборот, бросал, а я добивал уже ногами.

Выпустился из школы я в 15 лет, поступил, пять лет отучился и в 20 стал дипломированным специалистом. IT-технологии закончил в Ингушском государственном университете в Назрани, потом заочно на юриста отучился.

— Что запомнили из обучения на IT-технологиях?

— Честно, мало чего. Во-первых, я не хотел по специальности работать. Во-вторых, нас туда устроили, потому что в 2009-м, когда мы поступали, как раз стало престижным изучать все это, но с 2009-го же много чего изменилось. А сам я хотел или строителем пойти, или в структуры какие-то. В итоге туда и пошел: работал в МВД где-то 3-4 года. Ну как работал? Сначала работал, потом, когда стало получаться в ММА, мне стали давать поблажки, и я уже ходил только тогда, когда я дома. Поэтому я старался дома не бывать, а быть на сборах.

— Что вы делали?

— Работал в охране здания РОВД в нашем городе на КПП: форма, бронежилет, автомат. На стрельбы не часто ездил, потому что не очень часто был дома, но стрелял и из Макарова, и из Калашникова.

— У вас же папа был начальником уголовного розыска.

— Да, он в 2008-м или в 2009-м после последнего покушения вышел в отставку.

— Это был как раз следующий вопрос…

— Эти годы были тяжелые для Ингушетии, много экстремистов, боевиков и часто покушались на сотрудников, которые какие-то должности занимали. На отца, наверное, покушались раз 10. Наш дом взрывали, его машину обстреливали.

— Вы что-то из этого запомнили?

— У меня с тех пор агрессия к людям, которые убивают сотрудников, потому что они сотрудники. Какая-то такая мода пошла, да и, наверное, по всему миру такое есть, что к сотрудникам полиции предвзято относятся. В России же обычный человек, когда видит сотрудника полиции, думает, лишь бы он не докопался. И из-за конкретных людей в органах тень падает на всех. Несмотря на то что мне было 10-12 лет, я помню, когда отец выезжал на работу или приезжал, мы смотрели под машину, нет ли там взрывного устройства. Если на улице стояла незнакомая машина, мы подходили и спрашивали, что этот человек тут делает, к кому приехал, кто он. Задавали наводящие вопросы.

В отца стреляли из гранатомета. Был бронированный уазик. и его насквозь пробил заряд. Хорошо, что не взорвался, а просто обжег всех, кто там был. Если бы взорвался, все было бы по-другому. Обстреливали. У отца есть ранения. Был случай, когда их вместе с дядей обстреляли. Дядя до сих пор работает, его зацепило просто, а парень, который был водителем, ему вообще ноги изрешетило.

— Когда в последний раз вы могли подраться на улице?

— 2013 год, предпоследний курс универа. Подрался, потому что на моего друга толпой напали, пришлось помочь ему. Помню, была зима, шел снег, а всегда же неудобно драться в зимних вещах: у меня пальто, двое штанов. Я и так не особо подвижный, а еще в этом во всем. А они уже знали, на что идут, надели спортивное. Но получилось нормально выйти из этого.

— Пальто, видимо, снять пришлось.

— А они сами сняли, порвали мне пальто. Новое, я только купил. Дорогое на то время.

— Сколько?

— 7500. В то время я только борьбой занимался, особо бить не умел. Махались мельницей. Бороться тоже особо не получается, когда на тебя четверо нападают: одного отталкивал, второго бил, третий бил меня в затылок, на него переключался. Короче, эти фильмы, где Джеки Чан дерется с толпой, не соответствуют реальности. Даже непонятно, кто выиграл, кто проиграл, нас разняли быстро.

— Мне кажется, в небольших городах на Кавказе сложно подраться так, чтобы потом к этому никто не подключился.

— Наоборот, в Ингушетии, например, если сразу не побил кого-то, то потом сложнее. Уже родственники подключаются, все стараются уладить мирно. А сейчас я уже и не слышал, чтобы кто-то дрался на голых кулаках, без холодного оружия или огнестрельного.

— У вас как-то внезапно получился конфликт с Петром Яном в сентябре 2019 года. Я правильно понял, все случилось, потому что Петр посмотрел неполную версию вашего интервью, решил, что вы сказали, что побьете его, и сразу же в ответ выложил видео вашего спарринга и написал: «Прите до конца как мужчины, а то скидываете маски, где вам удобно… для начала перейди в мою весовую категорию, если что-то хочешь…» И дальше пошло.

— Да, сгоряча, как это обычно и бывает.

— У вас один менеджер Саят Абдрахманов, он же вас помирил?

— Нет. По крайней мере, мне он никаких советов не давал. Мы с Петром созвонились, я сразу вылетел в Таиланд из Ингушетии. Когда увидел, как он на меня газует, решил, что лучше будет лично с ним поговорить и решить этот вопрос, потому что все, что можно было сделать в интернете, мы уже сделали. Когда с глазу на глаз поговорили, поняли, что просто оба были не правы.

— Прошло 2,5 года, и у вас сейчас конфликт с Илией Топурией (11-0), который должен был стать вашим соперником в UFC. А вы теперь тоже к этому на опыте относитесь или собираетесь лететь в Испанию с ним поговорить?

— Шенгена нет… Я с ним пересекался, мы на уважении вроде отнеслись, он мне писал в директ без всякого негатива.

— Я слышал такую теорию, что некоторые бойцы готовы были бы принять трэшток и не оскорбляться словами перед боем, но очень тяжело, потому что все вокруг начинают тебе говорить: «А почему ты ему только на словах отвечаешь?» Дословная цитата моего собеседника: «Даже родители жены могут тебя не понять, если ты не ответишь на оскорбления».

— Сообщений очень много пишут. Я даже могу не заходить никуда, мне просто скидывают в инстаграм, в ватсап, везде. Это даже отвлекает. Я уже и так зол на этого человека, уже готов разорвать его в ринге, просто главное — зайти туда, а тебе это мусолят постоянно, напоминают.

Да, для раскрутки это надо делать, но если человек не переходит границы.

— Илия Топурия перешел границы?

— Он не задел мою семью и мою нацию, такого не было. Мне просто было непонятно — я заболел коронавирусом, неделю не мог встать с кровати, и он прилетел в Калифорнию, начал говорить «где ты?», назвал меня трусом, начал говорить «если двое мужчин договорились подраться, то там, где я вырос, было принято приходить на обозначенное место». Что-то такое, тупняк какой-то. Ты слушаешь, и тебе стыдно прямо, испанский стыд.

— Так он же из Испании.

— Кстати! Ну вот, не может же быть человек таким тупым, чтобы считать срыв боя из-за коронавируса, от которого умирают люди, недостаточно веской причиной. Смешно, что он сам через пару дней не смог сделать вес, хотя парень вышел против него на коротком уведомлении. Тогда его самого тоже можно назвать трусом.

— Он говорит, что вы даже не попытались сдать второй тест.

— Бывает, что ты получаешь положительный тест, но чувствуешь себя хорошо. У меня было такое после взвешивания перед боем с Нейтом Ландвером. Я был уверен, что второй тест придет отрицательным, и очень переживал, хотя тогда был на пике своей форме.

Но тут я чувствую, что у меня такое состояние, в котором я даже вес бы не сделал, потому что не мог тренироваться. После болезни пришел в зал, сделал тренировку, и на следующий день мне поплохело, просто потому что дал нагрузку. Я даже за сердце в тот момент испугался. Решил перетерпеть этот момент, восстановиться, и я могу вам сказать, что месяц прошел, а я до сих пор нормально не тренировался. За день до этого интервью я был на обследовании в клинике, и только там мне сказали, что можно начинать подготовку к этому бою, что все в порядке.

— Вам дали другого соперника, а что будет, если вы до боя в одном помещении с Илией окажетесь?

— Будем надеяться, что этого не произойдет. Для его благополучия. В любом случае за последнее высказывание мне придется с него спросить. Не знаю, возможно, у меня сейчас просто агрессивное настроение, но со временем ты начинаешь к чему-то привыкать. Хотя я и понимаю, что он делал это для боя и для меня это тоже какую-то пользу принесло. Аудитория у меня выросла.

— Вы говорили, что после коронавируса попробовали протестировать себя комплексом на выносливость и очень устали. А что за комплекс?

— Когда хочу себя проверить, я всегда делаю такой комплекс. За одну минуту надо сделать 5 подтягиваний, 10 отжиманий на брусьях, 10 прыжков на планку 40-45 см, и, когда спрыгиваешь, делаешь отброс ног. И после 10 запрыгиваний с отбрасываниями делаешь пять взятий штанги на грудь с пола и с подъемом над головой. Штанга — 40 кг. Вот эти четыре упражнения надо сделать за минуту. Таких кругов по минуте десять, перерыв между ними 30 секунд. В сумме 15 минут с отдыхами, но тебе этих 15 минут более чем достаточно.

Мне всегда нравились кроссфит-комплексы, бег на длинные дистанции, плавание в бассейне. Я не быстро делаю это, но долго и в хорошем темпе. Если я в форме, то за три раунда меня трудно заставить задышать.

— Вы говорили в интервью, что вам хватает 4-6 часов, чтобы выспаться. Это по-прежнему так?

— Да. Я вчера заснул после трех, проснулся в 6:30, помолился, позавтракал, лег и проснулся уже окончательно в 9. То есть в сумме часов 5 я спал. Даже и на сборах я мало сплю. Может, потому что энергии много не трачу в жизни, только на тренировках.

— Такое количество сна сказывается на компьютерных играх.

— Нет-нет, мне не нравится. У меня и Play Station была, и компьютер заряженный купил, думал, буду время убивать, но не мое это. Я фильмы смотрю, сериалы, аниме смотрю, если сами сюжеты интересные.

— Вы в одном интервью чуть забавно оговорились: вас похвалили за хорошую речь, вы сказали, что знаете русский язык, потому что старались учиться и добавили: «Я и сам русский».

— Это оговорка, конечно. И в принципе, мне от недалеких людей прилетало за это. Любой, кто знает, что я ингуш, понимает, что я не продал свою нацию. Но мне писали: «Как?! Ты продал свою нацию?! Ты забыл, кто ты?!» Много раз присылали в директ этот кусок из этого интервью…

Я считаю себя гражданином России, очень уважительно отношусь к этой стране, но никогда не забуду, кто я и откуда. Просто я же ММА лет в 19 начал заниматься, до этого больше ходил на борьбу, но акцент в принципе был на учебу. Меня и дома с этим напрягали, могли штрафные санкции ввести, если какой-то зачет не получалось закрывать. Да и делать вроде бы нечего было, кроме как учиться. И я старался средний уровень держать в учебе, чтобы если на работу выйти, совсем тупым не быть.  

Источник: matchtv.ru

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Комментарии
Читайте также
b4a8f662eb47b5d8
закрыть